И сама, похоже, не знаешь…. Сашенька вздрогнул, закрутил головой, скорчил недовольную гримаску. Наверное, стареют, раз она его таким себе представляла. Да еще и подпись — Амалия Тараканова. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: И вообще, мамина жизнь — это история отдельная. И не перспектива даже, а ничтожная роль, которую ей Вадим отвел.

Добавил: Negor
Размер: 51.4 Mb
Скачали: 37547
Формат: ZIP архив

Вот интересно, ангелы вообще стареют или нет?

. . . все ваши любимые книги онлайн

Она тогда и дышать боялась, чтоб ненароком эту сказку не спугнуть. Тихо вздохнув, Соня решительно откинула одеяло, прошлепала по старому, в некоторых местах совершенно уже неприлично акбы и занозистому паркету к выключателю, зажгла большой свет.

Она даже и сама себя уговаривала на это спасительное смирение, да только не получалось у нее ничего. Не сама ж она себя извела до этого нервного истощения, ей-богу….

Тихо вздохнув, Соня решительно откинула одеяло, прошлепала по старому, в некоторых местах совершенно уже неприлично шершавому и занозистому паркету к выключателю, зажгла большой свет.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Возвращение на вершину власти колочккова много времени и сил, но и того, и другого у Ярги,…. И это было главное. А что происходило снаружи — шло будто вторым планом, надоедливым, суетливым, исполненным серыми буднями, бедной невкусной едой, тяготами их полунищенского существования… Да бог с ним, с этим существованием!

Вздрогнув, Соня в который уже раз открыла глаза, вытаращила их в темноту, прислушалась. И посмотреть в темноту печальными глазами. Наверное, стареют, раз она его таким колочковв представляла.

  УСПЕНСКАЯ БЕЛЫМ-БЕЛА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Сама она маму помнила плохо. Соня замерла, сглотнула забившееся в истерике и норовившее спрятаться в горле сердце, нашарила кнопку маленького допотопного ночника, сиротливо пристроившегося в изголовье. Поначалу она много ревела. Мало выиграть войну, надо не проиграть мир.

Колочкова Вера Александровна

Лежит глубоко за полночь взрослая девица в своей постели, в своей почти уже собственной квартире, прислушивается к подозрительным ночным шорохам… На кухне в этот момент и впрямь что-то пискнуло тоненько, потом скребнулось, потом прошлось легким ветром по бамбуковым висюлькам, символически отделяющим кухню от комнаты.

Вера Александровна Колочкова Кабы я была царица… Роман 1 Вздрогнув, Соня в который уже раз открыла глаза, вытаращила их в темноту, прислушалась. кабф

Не просто ж, поди, вот так, за здорово живешь, взять и покинуть привычную территорию, на которой протекла вся долгая земная жизнь…. Соня все равно слышала, слышала эту любовь в ее голосе!

Читать «Кабы я была царица» — Колочкова Вера Александровна — Страница 1 — ЛитМир

До работы ей теперь далеко добираться, вставать надо ни свет ни заря…. Или просто так внутрь принимала, для успокоения раненой женской души? И все равно не помнит… Так, обрывки какие-то несуразные зацепились в памяти. На кухне вон что-то пищит и все время скребется… Надо ж проверить, хоть и страшно…. И не без дочерней любви. С утра и до вечера только и делала, что ревела.

  ЯКОВ ПЕРЕЛЬМАН ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АСТРОНОМИЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Но Соня все равно их любила — они же не чьи-нибудь, а мамины! У нее и денег-то своих нет, все подчистую Томка забирает. Все равно ж не заснешь под эту сердечную свистопляску, которую она сама себе устроила. Почему Томка к телефону подошла?

На кухне вон что-то пищит и все время скребется… Надо ж проверить, хоть и страшно… На кухне, что вполне естественно, никого не было. Вздрогнув, Соня в который уже раз открыла глаза, вытаращила их в темноту, прислушалась. На кухне в этот момент и впрямь что-то пискнуло тоненько, потом скребнулось, потом прошлось легким ветром по бамбуковым висюлькам, символически отделяющим кухню от комнаты.

А он уже старенький, ему вредно. Тихо вздохнув, Соня решительно откинула одеяло, прошлепала по старому, в некоторых местах совершенно уже неприлично шершавому и занозистому паркету к выключателю, зажгла большой свет.

Действительно — зачем ему с ней советоваться? Надо было, конечно, только рука не поднялась.