М-16 спрей в Лаврентии

Спрей М-16 для потенции мужчин в Лаврентии

Акция:
2044 руб. −53%
В силе:
1 день
990 руб.
Купить
Всего в наличии
13 шт.

Последний заказ: 20.09.2018 - 14 минут назад

Ещё 7 посетителей просматривают данный товар

4.72
147 отзывов   ≈2 ч. назад

Страна: Россия

Вармант упаковки: спрей с дозатором

Объём: 30 мл.

Препарат из натуральных ингридиентов

Товар сертифицирован

Доставка в регион : от 94 руб., уточнит оператор

Оплата: наличными или картой при получении на почте



Величко Андрей Феликсович: другие произведения.

Кандидатский минимум

Журнал "Самиздат":

Кандидатский минимум
Пролог
Наследный принц Пруссии Карл Фридрих Гогенцоллерн уже четвертый день жил в северной столице Российской империи Санкт-Петербурге. Этот город оказался вовсе не таким уж диким, как представлялось Фридриху при отъезде, но и далеко не столь цивилизованным, как Берлин. Принцу казалось - он начинает понимать, что имел в виду его отец, сказав перед самым отъездом:
- Русский царь обещал мне, что там ты быстро научишься любить свою родную Пруссию. Говорят, он всегда делает то, что обещает.

По приезде принца определили на жительство в большом дворце, расположенном вдоль реки Невы. Занимался этим сравнительно молодой парень по имени Васко, названный, похоже, в честь знаменитого португальского мореплавателя. Он вызвал у принца такое доверие, что тот даже осторожно спросил - правда ли, что по улицам русских городов свободно разгуливают медведи?
- Ну что вы такое говорите, ваше высочество, - быстро перевел ответ русского сопровождавший принца гренадерский лейтенант Леман, - им сейчас не сезон. Вот ближе к зиме, может, и появятся.

Однако, похоже, Васко говорил это только для того, чтобы успокоить гостя. Потому что вчера утром Фридрих видел медведя своими глазами. Косолапый шел вдоль фасада дворца со стороны Невы, заглядывал в окна, принюхивался и облизывался. Правда, он был не очень велик, но может, это просто разведчик, а вся стая прячется где-нибудь неподалеку? В общем, принц на всякий случай пока не рисковал выходить на улицу, хоть ему это вроде и не возбранялось. Нет уж, лучше дождаться приезда русского царя. Он, как сказал Васко, скоро выедет в Санкт-Петербург.
Глава 1
Его императорское величество Петр Второй получил пакет из северной столицы через неделю после успешного во всех смыслах запуска маяка.

Писал ему Василий Нулин, комендант Летнего дворца. Такое звание было присвоено ему из тех соображений, что мажордомом Сергей делать его не хотел, потому как бывший начальник Нулина тоже пока оставался мажордомом. Правда, дворец в ведении Нулина был куда меньше, чем Лефортовский, но круг обязанностей несколько шире, чем у Афанасия Ершова. Комендант должен был регулярно осведомлять императора о том, что творится в городе Санкт-Петербурге. И вот, значит, пришло очередное письмо на эту тему. Оно было написано простыми буквами, а не человечками, хотя в Летнем дворце имелась и шифровальная доска, и шифровальщик.

Значит, ничего хоть сколько-нибудь секретного это послание не содержит, сделал вывод Новицкий и приступил к чтению:

"Здравствуй, ваше величество государь-батюшка, на множество лет. Как ранее сообщал ты мне, третьего дня прибыл к нам немецкий принц Фридрих. Кстати, вовсе он не карла, ростом всего на полголовы ниже меня. Но зело хлипкий, это да. Сразу меня про медведей спросил, а я, конечно, твои указания помню. Однако егеря, холеры такие, за зверя больно дорого запросили, и пошел я в свейское посольство.

Они там от безденежья и бескормицы пребывают в полном расстройстве, чтоб хоть какую деньгу добыть, начали медведей разводить на продажу. Вот я у них и купил медведика всего за семь рублей с гривенником, хотя поначалу нехристи просили двадцать, да сделал так, чтобы принц его увидел. Немчик теперь даже на первый этаж спускаться опасается, куда там по улицам ходить. Сидит у себя и прилежно русский язык учит. Средь прочих слов знает уже и три ругательных, а самое короткое из них даже написать может.

В гишпанском же посольстве совсем стыд потеряли, торгуют безобразными тварями, коих лекарь из Академии назвал бибизянами, а Ягужинский Павел Иванович - мартышками.

Где берут, никому неведомо, но я, кажется, догадался. Главному гишпанцу прислуживает арапчонок, мелкий, губастый и весь из себя кучерявый. И две кошки у них есть. Так вот, мнится мне - ежели оный арап над кошкой совершит непотребство, то как раз такая тварь и получится. Я одну, которую саксонскому послу продали за сто десять рублей, своими глазами видел. Ну прямо точно как родитель, только ростом еще меньше и с хвостом.

Есть у меня знакомая девка на кухне саксонского посольства, так она мне шепнула, что эта бибизяна посла в тот же вечер покусала. За какие места - не говорит, а токмо хихикает. Посол же с утра напился до изумления, взял фузею и начал из окна палить, но с пьяных глаз ни в кого не попал. Однако народ там ходить теперь все равно стережется.

Мыслю, государь, что ежели тебе понадобится кого-нибудь наказать, но не явно, то в самый раз будет ему сию гнусную тварь бибизяну и подарить. Про французское и ганноверское посольства я помню, но пока писать про них рановато. Узнаю что с подтверждениями - отпишу тут же.

Верный твой слуга комендант Васька Нулин".
Сергей отложил письмо. Что ж, бывший камердинер, а ныне комендант, кажется, оправдывает надежды. Впрочем, точно это получится сказать только после прихода следующего письма, уже зашифрованного, в котором не будет смелых гипотез о происхождении мартышек, зато наверняка окажется отчет о том, кто, под каким видом и за какие деньги завербован в терпящих финансовое бедствие испанском и шведском посольствах.

Хватит бедолагам торговать зверьем, продажа родины принесет куда большие дивиденды.

Дело в том, что император с детства, проведенного в хрущевке на Большой Черемушкинской, был довольно упорным и последовательным человеком, а обучение в Центре еще более усилили эти качества. И, значит, раз уж он определил в качестве одной из основных целей на ближайшие десять лет завоевание Крыма, то к этому надо основательно готовиться, по возможности не отвлекаясь. Но ведь не получится же! Сначала придется встревать в польскую свару, потому как через два года помрет Август Сильный, и надо будет вместо подготовки к крымскому походу гонять его преемника Лещинского по всей Польше, да еще и осаждать Данциг, который, между прочим, России совсем не нужен, зато Пруссии - позарез.

А потом французы науськают шведов, и те тоже полезут на нас, а с Крымом тогда еще наверняка не будет закончено! В общем, Сергей собирался сделать все возможное, чтобы эти ненужные войны, если уж их не удастся избежать, потребовали минимального напряжения сил.
Что интересно, агентура в Польше появилась у Новицкого благодаря пронырливости одной из ключевых фигур голицынского заговора, Лестока. Этот хмырь, увидев, что дело не срослось, тут же сбежал, захватив с собой не только красавицу любовницу, но и двух ее служанок. И всю дорогу забалтывал бедную девушку Анюту, внучку бабушки Анастасии Ивановны, рассказами о том, какие сияющие перспективы ждут их в Польше. Если, конечно, Анюта поведет себя правильно.
Короче, сразу после проезда Калуги Лесток предложил ей стать любовницей короля , сказав, что первую встречу он им обеспечит, а все остальное пойдет само собой.

И, как признал Сергей, сочинил не такой уж плохой план, который действительно мог сработать именно в силу своей беспримерной наглости.

То есть в Польшу должна была въехать не простая московская девушка, совсем нет. А спасенная благородным Лестоком княжна Екатерина Долгорукова, которую бесстрашный Иоганн Герман вырвал из кровавых лап царя Петра, вывез из сибирской ссылки и помог наконец-то достичь цивилизованных мест.
Получив письмо, рассказывающее о планах Лестока, император поначалу решил, что это авантюра, причем без малейших шансов на успех.

Потому как Анюта походила на Екатерину не больше, чем Елизавета на свою подругу Мавру. Однако, немного подумав, молодой царь пришел к выводу, что именно поэтому все и может выгореть. Ибо Анюта была примерно настолько же красивей и обаятельней Катьки Долгоруковой, насколько Лиза - Мавры. А уж если ее признает княгиней сам король, то всем прочим останется только утереться. Тем более что вряд ли хоть кто-нибудь из приближенных короля видел не только саму бывшую царскую невесту, но даже ее портрет.

В конце благородный медик, "княжна Долгорукова" и две ее служанки прибыли в Варшаву, и вскоре король Август, заинтересовавшись беглянкой неординарной судьбы, снизошел до аудиенции. После которой произошло еще несколько, более продолжительных, с гораздо меньшим количеством свидетелей и в более приспособленных для этого местах, нежели зал для малых королевских приемов.

Лесток довольно потирал лапки - наверное, он представлял себе, какой золотой дождь прольется на него, когда положение новой королевской пассии хоть немного упрочится. Потому как должна же она понимать, чем обязана ему и что с ней будет, если он раскроет ее действительное происхождение?

Разумеется, Анюта это отлично себе представляла, поэтому аккурат через две недели после прибытия в Варшаву Иоганн Герман исчез. Вот так - еще вчера был, а сегодня - никаких следов! Княжна даже робко попросила короля помочь ей разузнать хоть что-то о судьбе благородного доктора, буквально спасшего ее от смерти во глубине сибирских руд, Август обещал помочь, но похоже, без особого энтузиазма.

На том дело и кончилось, то есть княгиня, самую малость погоревав о своем внезапно пропавшем спасителе, с еще большим пылом ринулась искать утешения в объятиях короля.

Похоже, Август Сильный оказался отзывчивым человеком, ибо обычно половина его любовниц отсеивалась после первой же ночи. Совсем немногие смогли удержаться при короле хотя бы месяц. Правда, при дворе ходили легенды, что лет двадцать назад какая-то дама неопределенной национальности заставила потерять голову почти на полгода, но Анюта и не собиралась ставить рекорды, двух с небольшим месяцев ей вполне хватило.

При расставании король повел себя донельзя благородно, то есть лично подыскал мужа несчастной беглянке. Естественно, не простого, а князя, причем из довольно древнего рода Браницких. Кроме древности рода, у князя имелось и еще одно несомненное достоинство - возраст. Ему шел семьдесят третий год, неплохо зная как бабку Настасью, так и ее самую способную ученицу, внучку Анюту, Сергей предполагал, что вскоре княгиня Браницкая овдовеет по какой-нибудь самой что ни на есть естественной причине. Ибо князь был к тому же еще и беден до крайности. Разумеется, молодая жена имела возможность существенно поправить его финансовые дела, но с какой стати ей заниматься благотворительностью?

Нет уж, дела отлично поправятся и чуть позже, когда в связи с кончиной супруга они перестанут быть чужими.

Письмо с описанием всех вышеперечисленных событий Сергей получил еще за две недели до запуска маяка, но сесть его обдумывать нашел время только сейчас.
Итак, мы имеем нашего человека в Варшаве, начал соображать император. Как раз там, где через два года в короли изберут Станислава Лещинского. Может, принять превентивные меры? Сейчас он во Франции, и там его не достанешь. Но сразу после смерти он отправится в Польшу. Так почему бы в дороге с будущим королем не произойти какой-нибудь неприятности, коя закончится его преждевременной кончиной?

И тогда дальнейшие события начнут развиваться в соответствии с установкой "нет человека - нет проблемы".

Однако вскоре Новицкий вынужден был признать, что в данном случае с исчезновением человека проблемы только размножатся. Во-первых, внезапная смерть кандидата в короли сразу вызовет вопрос - кому она выгодна? Очень неудобный вопрос, потому как от него недалеко и до ответа. Во-вторых, у Лещинского есть две дочери, одна из которых замужем аж за французским королем, и немало прочих родственников. То есть замену ему найдут быстро. Значит, он должен остаться в живых, но при этом провалить выборы в короли.
Вскоре основа плана была готова, и Сергей сделал пометку в блокноте.

Настала пора реализовать одну давнюю задумку - создать что-то вроде НИИ народной медицины.

Бабка Настасья в числе прочих достоинств была и неплохой травницей. Но она говорила, что у нее есть подруга, коя ее в этом вопросе многократно превосходит. Вот, значит, пусть старушки на пару и создают для начала просто лабораторию, первая задача для нее уже есть, а особо большого финансирования явно не потребуется. Ладно, с польскими вопросами на сегодня все, можно переходить к следующему пункту повестки дня.
Следующий пункт был последним и относился не столько к политике, столько к технике.

Нужно было решить два связанных между собой вопроса - что делать с управляющим контуром уже сработавшего маяка и куда пустить радиодетали, предназначенные для его ремонта, но так и не понадобившиеся?

Вообще-то Сергей довольно смутно представлял себе это устройство, за исключением системы питания и внешних измерительных цепей. Правда, в Центре ему сказали, что после выполнения задания контур переходит в его полную собственность и он вправе делать с ним что угодно. Так-то оно так, подумал Новицкий, но все же ломать такую красивую и сложную вещь почему-то не очень хочется. Хотя бы потому, что непонятно - зачем? Да и не факт, что там нет устройства самоликвидации.

Мало ли чего говорили, но и такого варианта исключать нельзя. Ладно, принял решение молодой император, упакуем контур в хороший сундук и поместим в подвал на длительное хранение. Насчет же радиодеталей...

В распоряжении Сергея имелись пятнадцать мощных силовых транзисторов. На одном можно было собрать выходной каскад радиопередатчика мощностью в сто ватт, на двух - чуть больше двухсот. Два десятка мегагерцовых кварцев. Маломощных диодов хватит на сотню детекторных приемников, это если делать их с однополупериодным выпрямлением. Если же как положено, то на пятьдесят. Десяток быстродействующих операционнников - их можно пустить на хорошие приемники прямого усиления. Россыпную транзисторную мелочь - на средние.

С супергетеродинными приемниками император связываться не хотел. Потому как схемы и описания в планшетах имелись, но вот реальный опыт их изготовления и, главное, настройки у молодого царя отсутствовал.

На составление производственной программы для первоочередных нужд ушел весь оставшийся вечер. Новицкий решил, что начать нужно с изготовления трех комплектов, состоящих из стоваттного передатчика и среднего, то есть из рассыпных деталей, приемника прямого усиления. Один установить в Лефортовском дворце, второй в Летнем, а третий вместе с радистом переправить княгине Браницкой. Параллельно составить телеграфную азбуку и сделать ключ с пищалкой, чтобы будущие радиотелеграфисты могли тренироваться и без радиостанций. Да и самому это тоже не помешает, потому как радиодело Сергей изучал хоть и с разрешения руководства Центра, но самостоятельно и в свободное от обязательных занятий время.

Кроме радиотехники, эта программа предусматривала и занятия прикладной химией - пора было начинать готовиться к производству капсюлей. Подумав, император отвел себе две недели на решение - что окажется проще и дешевле в местных условия. Гремучая ртуть или составы на основе бертолетовой соли? Потому как генератор уже есть, получить хлор методом электролиза соляного раствора нетрудно, а уж пропустить полученный газ через подогретый раствор поташа и вовсе совсем простое дело. Вот только как бы все это потом замаскировать? Не производство, с ним все ясно, пропускная система уже работает на нартовском заводе, хоть он и не достроен. Нет, с использованием-то как быть?

Ведь секретное оружие перестает быть таковым почти сразу после его применения в боевых условия.

Поразмыслив, Новицкий решил, что саму идею капсюльного воспламенения не спрячешь. А вот состав и способ получения инициирующего вещества - можно! И нужно.
Сергей вспомнил одну довольно сложную для понимания, но все равно интересную фантастическую книгу, прочитанную им еще до учебы в Центре. Там люди с монгольскими именами жили в каком-то странном квадратном мире, разбитом на множество мелких и тоже квадратных островков, а посередине мира было ядовитое море.

Так вот, порох в том мире получали сушкой некоего прибрежного растения. Значит, и у нас будет то же самое, только в отношении начинки для капсюлей. Пусть, например, на севере Архангельской губернии растет разрыв-трава. На что она похожа?, такая... эдакая... в общем, с листьями. Так вот, если ее аккуратно выкопать в ночь на полнолуние, корень сначала долго кипятить в моче молодого поросенка, а потом высушить, то после этого он у нас и будет взрываться от удара. Достаточно? Как-то не очень, вздохнул Новицкий. Желательно, чтобы вполне возможные неудачи желающих развернуть производство инициирующих взрывчатых веществ имели железное объяснение. Типа люди спутали разрыв-траву... да с чем же? Например, с камалейником. Он на нее очень похож, но у него цветы маленькие и синенькие, а у разрыв-травы - побольше и скорее голубые.

Впрочем, и то, и то цветет очень редко, только в ночь на Ивана Купала.

Император достал лист бумаги, взял карандаш и приступил к составлению черновика указа о срочной посылке экспедиции под Архангельск, за корнем разрыв-травы. Причем это будет настоящий, а не фиктивный указ, и экспедиция действительно отправится именно туда. Потому как трава - она, конечно, травой, но и огнеупорная глина лишней не будет.
Глава 2
Еще в будущем, сразу после утверждения решения о том, чье место Сергей займет в восемнадцатом веке, он задумался, какое бы чудо-оружие туда привнести.

И после недолгих размышлений остановился на ракетах. Молодой человек просто не понимал, почему эти замечательные вещи были впервые массово использованы только в тысяча восемьсот седьмом году, когда англичане сожгли ими Копенгаген. Ведь примитивнейшее же устройство, Сергей сам не раз делал небольшие модели, улетавшие аж на полкилометра! И если вместо шеста сзади снабдить их стабилизаторами, то вообще получится вундерваффе. Эффективное даже против живой силы противника, ведь тогда повсеместно использовался плотный строй. А уж при осаде крепостей и вовсе незаменимое.

В силу каковых соображений в планшетах имелось немало материалов по изготовлению пороховых ракет.

Для того чтобы понять, сколь невелика их реальная ценность, понадобилось совсем немного времени. Если точно, то минут пять. И произошло это сразу после того, как император решил резко интенсифицировать стрелковую подготовку Семеновского полка. Как только он сообщил, чего желает, ему тут же поведали, сколько это будет стоить, и озвученные цифры ставили жирный крест на всех мечтах о реактивной артиллерии.
Самым дорогим и дефицитным компонентом пороха была селитра. В основном ее получали в специальных селитряных ямах, куда засыпался навоз, солома, иногда добавлялись трупы животных, все это засыпалось землей и гнило несколько лет, пока образовывалась селитра.

Причем для ускорения процесса эту мерзость полагалось время от времени откапывать и ворошить. Правда, селитра выходила в основном кальциевая с примесью натриевой, так что ее еще приходилось кипятить в растворе золы для замещения натрия калием. И все равно получалась дрянь, порох из которой был не очень мощным, но зато весьма гигроскопичным. Совсем недавно вместо золы начали применять какую-то горную соль с Урала, которая, по предположениям Новицкого, являлась хлористым калием. Селитра стала получаться лучше, но и ее цена тоже выросла.

И, наконец, можно было купить индийскую селитру у англичан. Это был более или менее чистый нитрат калия, но цена! В общем, прейскурант выглядел примерно так:
- Самая дрянная и самая дешевая селитра из буртов - около десяти рублей за пуд.

- Она же, только обработанная уральской солью - двадцать пять рублей.
- Индийская селитра - порядка сотни рублей за пуд, да и то не всегда. Последнюю партию пришлось покупать по сто тридцать.
И это при том, что очень хорошая корова стоила рубль, а за гривенник в придорожном трактире можно было отлично пообедать, причем не одному, а с компанией. Какие уж тут ракеты! Ведь для доставки одного и того же веса к цели им требуется в разы больше пороха, чем пушкам. Да и самих их надо много - по некоторым сведениям, для сожжения такого не слишком большого города, как Копенгаген, потребовалось сорок тысяч штук.

Да так на первой же самой маленькой войнушке разоришься! Понятно, почему даже богатые англичане, которым к тому же индийская селитра обходилась дешевле, нежели всем прочим, решились на массовое применение ракет только в начале девятнадцатого века.

Так что Сергей со вздохом отложил создание ракетных войск в отдаленное светлое будущее и начал думать об устройствах, которым для доставки снаряда к цели требуется минимальное количество пороха. В настоящее время это были мортиры. Несколько позже пальму первенства у них перехватят минометы. Но все равно с селитрой надо что-то делать, в этом нет никаких сомнений. Собственно, Новицкий уже представлял, что именно, но из-за возни с маяком дело было отложено до ее завершения.

И, значит, наступила пора заняться им вплотную.

Молодой царь хотел основать Московский Императорский Университет. Разумеется, он знал, что один уже есть в Питере, он был основан Петром Первым незадолго до смерти и сейчас называется Академическим. Более того, во время прошлогоднего визита в северную столицу император даже подкинул ему денег, но в Москве он собирался устроить нечто совсем другое.
Первым и главным отличием должно было стать то, что преподавать в нем будут исключительно российские подданные, ведь университет планировался закрытым учебным заведением. Правда, вопрос, где их взять, пока оставался открытым. Не то что профессоров - из шести потребных деканов в наличии имелось всего два с половиной!
Ясное дело, что руководить механическим факультетом придется Нартову, тут и думать не о чем.

Второй бесспорной кандидатурой был Витус Беринг, полгода назад вернувшийся в Москву из первой камчатской экспедиции, в процессе которой был почти открыт Берингов пролив. Почти - это потому, что бот "Святой Гавриил" шел вдоль российских берегов, и моряки не могли сказать, сколь далеко на восток простирается море, за которым вроде должна находиться Америка. В общем, вопрос, кому быть деканом географического факультета, особых сомнений не вызывал.

А вот с медицинским было не так просто, отчего Новицкий и считал, что у него есть всего половинка кандидата на пост декана.

Потому что ее, эту половинку, звали Шенда Кристодемус. И трудность тут состояла не в том, что он ничему не мог научить будущих студентов. В том-то и дело, что мог, еще как мог научить их слишком многому! Разве это хорошо, если все будущие российские медики поголовно станут пройдохами и жуликами?

Однако с химическим, физическим и математическим факультетами дела обстояли еще хуже. Вообще-то математику вроде бы мог взять на себя Мятный, но не сейчас, а только после того, как поработает под руководством Эйлера, для чего царь собирался взять своего придворного математика в Петербург. Но даже после этого из Александра Тихоновича декана все равно не выйдет, и даже его половинки тоже. Может, со временем потянет на четверть, да и то не факт.

Хотя, конечно, мужик он головастый. Новицкий уже убедился, что изобретенный им метод счета является ничем иным, как таблицей логарифмов, а прибор, сломанный о голову изобретателя его непосредственным начальником - логарифмической линейкой. В общем, в ближайшее время господину Мятному предстояло с немалым разочарованием узнать, что и то, и то изобретено еще лет сто назад, хотя, конечно, заслуг Александра Тихоновича это почти не умаляет. Эйлер в деканы тоже не очень годится, даже если примет российское подданство, не любит он учительствовать.

С химическим же факультетом был полный абзац. Ну нет сейчас в России и даже за границей ни одного приличного химика! По местным меркам даже сам Новицкий вполне сошел бы за Менделеева. Но не преподавать же императору в университете?
Кстати, а почему бы и нет, сообразил Сергей. Да, это могут неправильно понять, если узнают. Значит, надо читать лекции инкогнито, только и всего. Уже проверено - парик и накладные усы меняют внешность почти до полной неузнаваемости. Если же добавить в образ накладное брюхо приличных размеров, то она будет без всяких почти.

Ведь мне же самому нужны химики, а не адепты теории флогистона, подытожил свои рассуждения император. Значит, и готовить их придется мне. По крайней мере, самых первых. Какой бы псевдоним выбрать?

Поначалу Сергею захотелось предстать перед студентами в образе Карла Иеронима фон Мюнхгаузена, но вскоре вынужден был признать, что, несмотря на всю привлекательность данного имени, в конкретном случае оно не подходит. Его носитель - явный немец, что само по себе не очень хорошо. Кроме того, к такому персонажу кто-нибудь может обратиться по-немецки, и что тогда? Ответ "их бин кранк" подходит далеко не во всех случаях, а в своей способности выдать что-то иное Новицкий сомневался, и вполне оправданно.
Результатом глубоких раздумий стало то, что Сергей решил принять имя Козьма Петрович Прутков.

Тем более что афоризмов он помнил немало, а склад химреактивов все равно придется организовывать, так почему бы не назвать его Пробирной Палатой?

Место для будущего университета император уже присмотрел. Ведь после ссылки Ивана и Василия Долгоруковых в казну перешло их имение Горенки, вполне пригодное на роль рассадника знаний. Оно было удобно расположено - не настолько далеко от Москвы, чтобы путь туда представлял какую-то трудность, но и не в ней самой, благодаря чему будет нетрудно обеспечить пропускной режим на довольно большой территории. В двадцать первом веке это место называлось Горенским лесопарком, что в городе Балашиха.

Сергей уже послал туда небольшую команду - составить подробный план, прикинуть, какие здания для чего могут использоваться, что придется строить заново и где ставить забор, дабы по территории университета не шастали лишние. Кроме основной задачи, имелась еще одна - поиск талантов. Все приближенные молодого царя знали - ему нужны люди, умеющие что-то делать хорошо. Рисовать, считать, вырезать по дереву, искать лечебные травы, дрессировать собак и так далее вплоть до пения. Кстати, до Горенок осмотровая команда работала в Узком, голицынском загородном имении, перешедшем императору по завещанию Михаила Михайловича. И привезла оттуда молодого паренька, умеющего отлично перерисовывать. Именно так, рисовать пейзажи или портреты с натуры у него не очень получалось, а вот скопировать что угодно с плоскости на плоскость - это пожалуйста.

В Узком он был учеником местного иконописца, оттого, наверное, его природные способности и развились столь однобоко, но Сергею как раз и нужны были именно такие.

Императорские покои в Лефортовском дворце состояли из четырех комнат, не считая, естественно, приемной, где сидел дежурный камердинер и стояли на посту два семеновца. Так вот, сразу за приемной располагался кабинет. Из кабинета можно было попасть в трапезную и в спальню, а за ней находился маленький закуток площадью примерно десять квадратных метров, про который мало кто знал, а заходили туда до недавнего времени только Афанасий и Федор Ершовы.

В этой комнатенке хранились вещи, извлеченные из контейнера. За исключением управляющего контура, недавно убранного в подвал. И вот уже четвертый день там работал Андрей Кротов, старательно перенося информацию с планшета на бумагу. Пареньку было объявлено, что перед ним величайшая ценность христианского мира - книга апостола Андрея Первозванного. В ней есть ответы почти на все вопросы, их только нужно уметь правильно задать. Почти - это потому, что на богохульные или просто дурацкие вопросы книга отвечать не станет, а пошлет вопрошающего далеко и надолго. Кстати, в планшете действительно имелась и такая функция, причем в нескольких вариантах.

Сергей встал, прошел из кабинета в спальню, а оттуда - в тайную комнатенку.

При его появлении Кротов попытался вскочить, но император махнул рукой - сиди, во время работы субординацию соблюдать не обязательно.

- Как дела? - поинтересовался Новицкий, присаживаясь рядом.
- Второй лист готов более чем наполовину, государь, - доложил Андрей, тремя пальцами развертывая изображение на экране. Получалось у него уже очень неплохо. - Ежели бы не перерывы, так я его сегодня закончил бы.
Рабочий день копировальщика длился девять часов с двумя двухчасовым перерывами, во время которых ему предписывалось не только поесть, но и обязательно погулять на улице.

- Без них нельзя, иначе скоро ослепнешь, - в который раз напомнил Кротову царь. Потому как отрывать иконописца от планшета действительно приходилось чуть ли не силой. Сейчас он, высунув от усердия кончик языка, тщательно передирал второй лист альбома чертежей яхты "Спрей", на которой в самом конце девятнадцатого века отважный американец Джошуа Слокам совершил первое в мире одиночное кругосветное плавание.
Нет, Новицкий вовсе не собирался следовать его примеру, пусть даже не в одиночку, а в небольшой компании. Ему просто не нравилась ситуация, когда корабли вроде бы есть, но хоть сколько-нибудь далеко уплыть они не могут. То, что в прошлом году "Петр Первый" дошел до Ревеля, в будущем более известного под именем Таллин, а потом вернулся обратно, считалось немалым достижением.

Поход в Копенгаген приравнивался к простому подвигу, а выход из Балтийского моря - к беспримерному. Во всяком случае, когда дед нынешнего императора отправил экспедицию на Мадагаскар, ее корабли вынуждены были вернуться из-за повреждений, не дойдя даже до датских проливов. Какой уж тут Клондайк, какая Австралия, какая Южная Америка или хотя бы Африка! Русский флот чувствовал себя хоть сколько-нибудь уверенно только в Финском заливе. Причем тут имелся явно выраженный замкнутый круг. Плохие корабли делали любое плавание трудным и опасным, из-за чего походы были редкими. И морякам просто негде было набраться опыта, а с неопытной командой даже самый лучший корабль далеко не уплывет, зато быстро станет плохим. И все пойдет по следующему кругу.

Вот император и хотел разорвать эту дурную закономерность. Яхта "Спрей" - очень простое в управлении судно, это раз. И весьма недорогое в изготовлении, это два. Слокам практически в одиночку построил ее за тринадцать месяцев, так неужели двести человек на Адмиралтейской верфи не сделают десяток-другой за год? А дальше - пусть желающие учатся плавать на этих посудинках сначала по Маркизовой луже, а потом по Финскому заливу. Наберутся немного опыта, сдадут экзамен, и перед ними откроются сияющие перспективы. Экипажу, что первым сможет выйти из Балтики - личное дворянство, звание через одно и денежная премия. Тем, кто пересечет Атлантику - уже баронский титул, да и денег побольше., а первым кругосветчикам - адмиральские чины, сотни тысяч рублей и титулы светлейших князей.

К обучению будут допускаться все желающие, пусть даже из крепостных. Таким образом вверх смогут пробиться самые инициативные, готовые на риск. Флот получит хороших офицеров, а затраты на эту программу будут весьма умеренными. Денег от продажи одной императорской яхты хватит на два, а то и три десятка "Спреев". Да еще и на пропитание экипажам останется.

Конкретно этот проект Новицкий выбрал по многим причинам. Одной из них была простота и дешевизна, но только этим достоинства "Спрея" не ограничивались. Во время кругосветного плавания Слокам не раз попадал в жестокие штормы, в одном из которых один раз даже утонул идущий тем же курсом большой пароход.

А "Спрей" с экипажем всего из одного человека вышел из этого испытания целехоньким. То есть он оказался весьма прочным и мореходным судном, несмотря на малые размеры.

Разумеется, Новицкий не собирался отправлять в походы одиночек, на такой яхте неплохо разместятся три, а то и четыре человека.
И, наконец, последней причиной, по которой в качестве прототипа был выбран именно "Спрей", являлись детские воспоминания Новицкого. Когда мать пила еще не каждый день, она часто читала маленькому Сереже очень интересную книгу про отважного капитана, могучего старшего помощника и хитроумного матроса, и были в той книге просто великолепные картинки.

Так вот, уже в Центре, рассматривая чертежи парусных судов перед загрузкой их в планшет, будущий император заметил, что "Спрей" ему что-то очень сильно напоминает. Такое впечатление, будто он уже не раз видел этот кораблик, чего, естественно, быть никак не могло. И, наконец, Новицкий сообразил - да это же вылитая яхта "Беда" капитана Врунгеля! После чего в память планшета были загружены уже не эскизы, а полный альбом чертежей.

И вот теперь Кротов заканчивал копирование второго листа из семи. Собственно, только это и держало императора в Москве, а сразу после завершения копирования он собирался отбыть в Питер. Где лично проследить за началом постройки, потому что один из этих "Спреев" он все-таки хотел оставить себе.

Даже в Кронштадт на нем плавать будет приятнее, чем на лодке, а там, может, и подвернется повод к более основательному путешествию.

, но разумеется, закладка яхт была далеко не единственным делом из тех, что звали молодого царя в северную столицу. Нет, программа предстояла не менее обширная, чем в прошлый визит.
Первым делом следовало лично проинспектировать, каких успехов добился Василий Нулин на ниве добычи информации. Затем посетить дорогого гостя, то есть Карла Фридриха Гогенцоллерна, причем в компании с Платоном Воскобойниковым. Сергей помнил, сколь точно и быстро тот разобрался, о каком идеале тоскует душа тогда еще майора, а ныне лейб-гвардии полковника Шепелева, и подыскал среди бабкиных девиц подходящую могиканскую княгиню.

Теперь сему достойному мужу предстояло оказать похожую услугу будущему прусскому королю.

Само собой, в будущем Сергей читал материалы, изобличающие Фридриха Великого в гомосексуализме, причем пассивном, но считал, что еще не все потеряно. Ведь всё это относилось к зрелым годам короля. Вполне возможно, что тяжелое детство в тени отца-тирана, молодость, существенная часть которой была проведена в заключении, и первые неудачи с женщинами в конце концов и привели к столь печальному финалу. Здесь же за дело возьмутся специалисты, так что по крайней мере про неудачи можно не беспокоиться, да и отсидеть парень успел совсем немного. А там, глядишь, место рядом с королем и займет какая-нибудь башкирская, чукотская или алеутская княгиня, у нас это не дефицит.

Если же окажется, что предрасположенность к своему полу у принца врожденная - жаль человека, конечно, но это еще не повод опускать руки. В конце концов, в России тогда найдется какой-нибудь ямало-ненецкий или даже вовсе альдебаранский князь.

Глава 3
С самого утра ученик первого класса Славяно-греко-латинской академии Михайло Ломоносов пребывал в несколько расстроенных чувствах. Причин тому было несколько, но меж собой связанных. Главное огорчение вызывал, конечно, невесть куда пропавший серебряный рубль. Прямо напасть какая-то! Михайло отлично помнил, что, когда они с Пашкой Хромовым выходили из кабака, он был. А потом - вроде и дрались-то всего ничего, и падать оземь не привелось, однако рубль исчез!

Пятак на месте, два полугроша тоже, а его, серебряного, как не бывало. И на что теперь жить, кто бы подсказал?

Налицо была и вторая причина для не самого радужного настроения. Или, если немного точнее, то на лице. А если сказать уж совсем прямо, хмуро думал Ломоносов, рассматривая себя в отполированную бронзовую пластинку, заменявшую ему зеркало, то на харе. Потому как назвать иначе эту образину с подбитым глазом, расцарапанной щекой и порванной губой просто язык не поворачивается. И что за придурь такая у столичных - лезть в драку, не сняв перстней? Прямо хоть кастет начинай носить, право слово.
Однако только этим поводы для кручины не ограничивались. Потому как Михайло до сих пор толком не знал, кого он бил этой ночью.

Нет, то, что эти невежи получили от души, оно, конечно, правильно. Нечего на такого безответного, как Пашка, задираться! Вот только говорил потом Хромов, что вроде это были не совсем простые людишки. Один из них служит не то в лейб-регименте, не то вовсе в кавалергардии, приходилось его Павлу видеть в охране государя. Так ведь он теперь, в себя придя, может самому царю нажаловаться! Не помешают ему, гаду, зубы выбитые, разве что царь его не с первого раза поймет.

Ломоносов с сомнением посмотрел на свой левый кулак. Костяшки были сбиты, и одна почти до кости. Мало того, там, кажется, уже началось воспаление. Это что, у поганца зубы были не только гнилые, но еще и ядовитые?

Ох, выгонят меня, как есть выгонят, хмуро думал молодой человек. Вот только продолжалось это совсем недолго, потому как в келью без стука вломился коридорный смотритель.
- Добегался, злыдень? - ласково спросил он. - Допрыгался? По душу твою поганую курьер прибыл аж от самого государя! Да с тремя семеновцами. Иди, глаза бы мои на тебя не глядели. Хватит тебе академию позорить! У молодого государя не забалуешь, он тебе мигом объяснит, как кулаки-то распускать.
Хоть и был Михайло отнюдь не робкого десятка, почувствовал он холодок меж лопаток. Быстро нажаловался, паскуда, надо было ему не зубы выносить, а шею сворачивать!

А вдруг еще откроется, что он самовольно назвался при поступлении в академию дворянином, на самом деле будучи сыном простого помора, хоть и весьма зажиточного? Тогда тут уже не каторга светит, а сразу плаха. Бежать, что ли, пока вроде еще можно?

Нет, решил Михайло, вставая. Некуда мне из своей страны бежать. Ладно уж, чему быть, того не миновать, а государь, может, и помилует.
В Лефортовском дворце Ломоносова встретил разодетый в пух и прах господин - причем, судя по тому, с какой скоростью выполнялись его приказы, очень важный. Он внимательно посмотрел на лицо Михайлы, потом на его руки, покачал головой, но сказал только:
- Следуйте за мной, сударь.

И повел гостя по коридору к лестнице, далее на второй этаж, там опять по коридору. Путь закончился в небольшой комнате, где за столом сидел молодой парень в ливрее, а у двери, ведущей куда-то вглубь, стояли два солдата с фузеями.
При виде гостей сидевший привстал, повернулся к стене, передвинул на ней пару каких-то небольших рычажков и дернул за свисающий сверху шнурок. После чего раздался переливчатый звон, как будто от нескольких маленьких колокольчиков. Вскоре эти колокольчики зазвонили снова, но уже несколько по иному. Солдаты расступились, провожатый сделал шаг вперед, распахнул дверь и почтительно сказал:
- Прошу, господин Ломоносов.

Государь ждет вас.

Вообще говоря, поначалу планировалась несколько иная встреча, но император, когда ему стали известны подробности ночного происшествия, сразу и довольно резко изменил ее сценарий.
Ломоносов немного ошибался - его противник был не из кавалергардии и не из лейб-регимента. Бил Михайло преображенского поручика, а сам получил от унтера того же полка. Правда, потом и тому тоже досталось. Второй унтер, быстро оценив ход битвы, побежал вроде как за подмогой, но привести ее не успел. Да и не очень хотел, потому как главной задачей было пожаловаться Павшину, с которым он вроде как приятельствовал, а на самом деле просто состоял у капитана на жаловании.

Как раз наутро Тихон Петрович делал очередной доклад царю, в конце которого и сообщил, что трех его агентов отмутузил какой-то студент из академии, в результате какового прискорбного события в ближайшее время свои обязанности они выполнять не смогут. В силу чего оного студента не помешало бы примерно наказать.
- Хорошо, давай разбираться, - кивнул Новицкий. - Итак, три гвардейца ночью встряли в драку. Это входило в их обязанности, хоть служебные, хоть те, что они перед тобой исполняли?

- Нет, - вынужден был признать Павшин.
- Двигаемся дальше. Насколько я понимаю, лейб-гвардеец - это человек, основной задачей которого является защита трона. А эти трое не смогли защитить даже себя! Всего от одного противника. И что будет, если на меня нападут хотя бы двое, при такой-то охране?
- Воины, они, конечно, никудышные, но зато исправно осведомляют нас о всем, в полку происходящем, чем заслуживают милости вашего величества.
- Вы так считаете, господин капитан?
При этих словах даже левая половина лица царского собеседника слегка изменилась, а уж правая выразила совершенно откровенную панику.

Потому как нынешний император, в отличие от своего дела, никогда ни на кого не кричал, со всеми был вежлив, а с доверенными людьми - подчеркнуто дружелюбен. И величал он всех на "ты", за исключением тех случаев, когда они в чем-то не оправдывали его доверия. А вот тогда обращение менялось. И, например, чем-то проштрафившийся поручик Семеновского полка после подобной беседы просто исчез. Вообще, как будто никогда и не было такого человека.

- Да, ваше величество, - собрал остатки мужества Павшин. Он уже успел неплохо узнать царя и понимал, что отстаивать свое мнение сейчас небезопасно, но куда опаснее будет от него сразу отказаться.

- Ладно, тогда взвесим их деяния по пунктам. Итак, эти трое, небось еще и спьяну, затеяли драку. Явный минус. Не смогли справиться с одним студентом, что еще хуже. Зато благодаря их дурости я узнал о существовании человека, которому, похоже, самое место в моей охране, что явно заслуживает награды. В общем, Тихон Петрович, решай сам.
При этих словах у капитана отлегло от сердца.
- Вот тебе чек на пятьдесят рублей, получишь в кассе, - продолжил молодой царь. - А уж как ты будешь разбираться со своими людьми - твое дело.
Теперь только бы тот студент подошел государю, с облегчением подумал Павшин, и вся эта история тогда даже послужит к моей пользе. Вот только деньги, пожалуй, все-таки придется передать на лечение пострадавшему.

Хотя ему, недоумку пьяному, и восьми рублей хватит. Или даже семи.

Однако через полтора часа императору сообщили фамилию отличившегося студента, и весь план аудиенции пришлось срочно менять. Надо же, Михаил Васильевич прорезался! Вообще-то Новицкий собирался привлечь его несколько позже, когда он хоть немного подучится, но раз такое дело, придется искать место Ломоносову прямо сейчас. И, ясен пень, не в охране.
Михайло зашел в небольшую комнату, по центру которой располагался стол с двумя стульями, а император стоял рядом. И вовсе он не выглядел мальчишкой - если не знать, что ему всего пятнадцать лет, то с виду можно смело дать года на четыре больше.

А в глаза посмотрев, еще столько же добавить, если не вдвое.

Ломоносов в некотором смущении отвел взгляд и наткнулся им на свое отражение в одном из многих зеркал, висевших по стенам кабинета. Господи помилуй, ну и рыло! В бронзовой пластинке оно и вполовину таким похабным не гляделось. А уж одеяние...
- Проходи, садись, встреча у нас сейчас неофициальная, так что ни кланяться, ни тем более на колени становиться не нужно, - приветливо сказал царь и сам первый сел на дальний от двери стул. - Как же это ты так, а? Я ведь как раз начал присматриваться к вашей академии, есть ли там способные ученики.

И вдруг чуть ли не самый лучший из них такое учиняет! Будь любезен объясниться, Михаил Васильевич.

- За товарища я заступился, ваше величество! Хромову же Пашке господь сил совсем не дал и характером обидел, он за себя постоять никак не может. Зато в латинском и греческом языках наипервейший.
- Вполне достойный мотив, - кивнул царь. - Вот только отчего ты дело свое прекратил на половине? Первому-то выдал от души, мне уже описали. Зато второй, который тебе морду слегка попортил, на своих ногах ушел, а третий и вообще убежал.

- Так ведь угрозы от них более не было, - в полной растерянности пробормотал Ломоносов. - А что донесут, я только потом сообразил.
- Вот-вот, а про это нужно было думать сразу, имей в виду на будущее. Будем считать, что с дракой мы разобрались, и переходим ко второму пункту повестки дня. В академию свободно принимают лишь детей дворянских, а всех прочих только по распоряжению из моей канцелярии. Что, трудно было зайти сюда да спросить, кому оное дается? Вместо этого ты взял да и назвался дворянским сыном.
- Не знал я о том, государь, - опустил глаза Ломоносов, считая, что уж теперь-то ему точно конец.
- То есть в академии тебе ничего не сказали?
Не дожидаясь ответа, царь встал, подошел к стене, из которой торчали рычажки наподобие тех, что в приемной, перекинул ближний к двери вниз и дернул за шнурок.

Раздался звонок, но не мелодично-переливчатый, а резкий и однотонный.

- Что не знал, это плохо, - продолжил император садясь. - И то, что ты самовольно дворянином назвался, не подумав, насколько это легко проверить, тоже нехорошо. Но мы сейчас обе эти конфузии исправим, причем начнем со второй., держи.
Ломоносов взял бумагу и с удивлением, переходящим в обалдение, увидел, что это указ о возведении его в дворянское достоинство.

- Сам понимаешь, это аванс, его еще отработать придется. Слово такое тебе известно?
Михайло ограничился кивком, потому как горло свело, и слова из него никак не лезли.
Император снова встал, придержав попытавшегося тоже вскочить гостя.
- Значит, ты со своим товарищем будешь сопровождать меня в город Санкт-Петербург, куда мы отправимся послезавтра. В академии тебе, пожалуй, больше не учиться, но ты о том не расстраивайся, другие учителя найдутся. Сейчас сходишь туда за вещами, жить до отъезда будешь здесь.
Тут дверь отворилась, и в кабинет зашел мужик весьма внушительного вида. Ломоносов, в общем-то любивший иногда подраться, сразу понял, что против такого в случае чего ему вообще не светит - дух вышибет одним ударом.

Царь же шагнул навстречу вошедшему, ласково с ним поздоровался и молвил:

- Ох, Федя, меня тут опять расстроили. Я, можно сказать, старался, писал указ, а на него взяли да наплевали. Вот и приходится тебя беспокоить.
- Сделаем, государь, - чуть наклонил голову здоровяк. Нормального поклона у него не получилась, ибо шеи, считай, вовсе не было - голова росла прямо из туловища. - Учить-то как - со всей силы али с бережением?
- Аккуратно, и в процессе, пожалуйста, не забывай, что тебе Пряхин говорил о любви к ближнему.

В общем, чтобы человек потом смог на своих ногах уйти. Студент сейчас покажет, кто так странно выполняет мои указы. Михаил Васильевич, проводи Федора до академии и покажи, где там у вас сидит ректор. Пока Федя будет с ним беседовать, собери вещички, а потом оба возвращайтесь сюда, как раз и обед подоспеет.

Ломоносов подвел Федора к дверям ректорских покоев и отошел в сторонку - ему было интересно, что последует дальше. Долго ждать не пришлось - за полуоткрытой дверью раздался возмущенный возглас "куда прешь, обра...", вдруг резко прервавшийся, вслед за чем из дверей с грохотом вылетел какой-то дьячок и, проелозив на спине до противоположной стены, там и остался, не делая попыток подняться.

А из-за двери послышался уже голос ректора:

- Ты кто такой есть, невежа?!
- Царский особоуполномоченный, - гордо ответил Федор. Еще бы, он, почитай, две недели ломал язык, пока научился выговаривать это мудреное слово! Но теперь оно выходит без запинок. Что там велел сказать ему царь перед вразумлением? Кажется, так:
- Ты пошто, архимандрит, на императорские указы хрен кладешь? Его величество оным весьма огорчиться изволили. Получи, злыдень! - это Федор добавил уже от себя.
После чего раздался звук удара, за ним еще один. Потом что-то шлепнулось и заверещало. Покачав головой, Ломоносов аккуратно прикрыл дверь и отправился в свою келью за вещами, коих было совсем немного.
На сборы ушло несколько минут, после чего Михайло снова поднялся к ректорскому кабинету.

У дверей переминался с ноги на ногу Федор, причем вид у него был какой-то смущенный. Дьячок по-прежнему валялся у стенки, но вполне живой, судя по его негромким подвываниям "ох, да что же это деется, ведь совсем меня убили".

- Это самое, паря, - неуверенно обратился к Ломоносову особоуполномоченный, - сделай милость, глянь, что там с твоим начальником. Хватит ему али еще добавить? А то больно уж он ругается как-то не по-церковному.
Михайло заглянул в кабинет. Ректор стоял на четвереньках, тщетно пытаясь подняться, и матерился сквозь зубы. Ясное дело, поплыл после хорошего удара, с Михайлой такое тоже бывало.

Но ежели этот ему еще добавит, то как бы не преставился архимандрит, подумал теперь уже бывший студент и решительно сказал:

- Хватит с него, пошли, мы уже долго здесь возимся, а во дворце нас сам государь ждет.
Ломоносов думал, что его отправят обедать с дворней, отчего был весьма удивлен, когда уже знакомый мажордом провел "господина ученика академии" к царскому кабинету, а из него - в следующую комнату, где за накрытым столом сидел император.
- Проходи, Михаил Васильевич, садись. Кушанья выбирай по своему вкусу, мне столько все равно не съесть.

И расскажи вкратце, чему ты успел выучиться. Не только за полгода в академии, но и вообще.

- Языкам церковному, латинскому и греческому, арифметике и правописанию.
- Арифметике, говоришь? Тогда скажи мне, сколько получится, если число двадцать пять умножить само на себя.
- Шестьсот двадцать пять, государь, - недоумевая, ответил Михайло.
- Правильно. Тогда, пожалуй, относительно прочих предметов я тебя спрашивать не стану, и так все понятно.
Вообще-то император говорил правду, но не всю. Он действительно не сомневался в знаниях будущего великого русского ученого. Но имелась и еще причина - Новицкому просто не хотелось позориться. Поэтому, отдав должное осетровой ухе, царь продолжил:
- А вот что такое флогистон, ты знаешь?

- Нет, ваше величество, - покраснел смущенный своей необразованностью Ломоносов. - Даже слова такого не слышал ни разу в жизни.
- Так это и замечательно!
Император был явно доволен.
- В общем, есть такая наука - химия. Она занимается взаимодействием и превращениями веществ. Так вот, именно ее тебе и придется изучать. Сначала под моим руководством, а потом и самому, потому как эту науку мало кто в мире знает. Про атомы ты слышал?
- Да, государь, греческий философ Демокрит говорил, что это мельчайшие частицы, из коих состоит все сущее.

-, тогда тебе будет совсем просто. Итак, не древний грек, а один наш весьма ученый современник утверждает, что атом подобен Солнечной системе, только очень маленькой. В каждом есть свое подобие Солнца, именуемое ядром, а вокруг него вертятся планеты-электроны.
Новицкий говорил уверенно, потому что кандидат на того самого ученого современника у него был. В конце концов, если Шенда Кристодемус уже, можно сказать, стал основателем бактериологии, то что помешает ему родить еще и теорию строения атома? Вот только, мол, учить он никого не хочет, это у него что-то вроде обета. Еле-еле удалось убедить поделиться знаниями с императором, но более он никого просвещать категорически не согласен.
Глава 4
Путешествие в северную столицу заняло те же двенадцать дней, что и в прошлом году, но организовано было несколько иначе.

Ехали быстрее, но зато сделали две основательных остановки - в Твери и в Новгороде. Миних убедил царя, что теперь, когда он начал править самодержавно, следует явить обществу милость созерцания своей царственной особы, а самым достойным - даже общения с ней. Ну и прилюдно наказать, ежели кто из должностных лиц совсем потерял меру в воровстве, это тоже пойдет на пользу. Потому как любому чиновнику для наилучшего исполнения своих обязанностей время от времени необходима хорошая встряска в виде приезда высокого начальства. И чем оное начальство окажется выше, тем сильнее будет трясти местные власти, без чего они зарастают дурным салом и вообще перестают ловить мышей.

Новицкий был с этим в общем-то согласен, но кроме озвученных Минихом, у императора были и свои соображения по поводу общения с подданными. И, наконец, он хотел присмотреться на местах, с чего начинать губернскую реформу наподобие екатерининской, потому как существующая система казалась молодому царю слишком сложной, а та, что ввела вместо нее Екатерина Вторая, вроде бы доказала свою эффективность.

Сейчас в России губерний было совсем немного - всего девять. Они делились на провинции, которые и являлись основными территориальными образованиями.

Например, Тверская провинция входила в состав Новгородской губернии, но всей полнотой власти в ней обладал воевода. Кстати, Сергей очень удивился, узнав, что такая должность, оказывается, до сих пор существует. Видимо, просто забыли переименовать, решил царь.

Царская кавалькада пересекла понтонный мост через Волгу в восьмом часу вечера и двинулась к резиденции того самого воеводы, где ее уже ждал ужин. Торжественная же встреча была намечена на следующий день. Впрочем, и сейчас прием явно не страдает излишней камерностью, прикинул Сергей. Проще говоря, народу на этот ужин набежало довольно много.
Воевода Карпович с супругой, довольно красивой дамой неопределенного возраста, и двумя дочерьми.

Эти мало того что не отличались никакой особой красотой, так еще и не были похожи не только на отца, но даже на мать. Поначалу девы стеснялись почти до обморока, но сопровождавшая царя Елизавета отнеслась к ним милостиво и помогла хоть как-то освоиться. Наверное, потому, что сразу оценила их внешние данные и сделала вывод - никакой конкуренции ей эти юные коровы составить не смогут.

Епископ тверской и еще какой-то. Скромно сидел с краю и за весь ужин не проронил ни слова. Все правильно, владыка Феофан заранее предупредил все духовенство по маршруту царского путешествия, чтобы оно вело себя тихо, зря пред светлые очи его величества не лезло и под ногами не путалось.

Мол, и без них есть кому донести до императора чаяния церкви.

Глава тверского стола канцелярии новгородского губернатора с тремя приближенными. То есть представители генерал-губернатора в провинции. Эти поначалу попытались сесть поближе к царю, но Миних так на них глянул, что они мгновенно ретировались в дальний угол, к епископу.
И, наконец, лучшие представители тверского дворянства, некоторые не то с супругами, не то с дочерьми, общим количеством в одиннадцать голов.
Когда представление присутствующих закончилось, император сказал вроде как самому себе:
- Странно, а где же купечество? Слышал я, дед мой не чурался подобной компании, а совсем даже наоборот.

Наверное, купцы приглашены не на ужин, а на завтрашний торжественный обед.

После чего сел и отдал должное искусству тверских поваров.
Хотя Сергей при каждом удобном случае и поминал своего (хотя на самом деле очень даже чужого) деда, копировать его стиль управления он не собирался. Например, Петр Первый на регулярной основе лично колотил своих проштрафившихся подданных чем под руку попадется. Причем это помогало, однако новый император считал, что в качестве физкультуры, если таковая ему вдруг понадобится, можно придумать и что-нибудь получше. С гантелями, например, поработать. А воспитательный эффект ничуть не уменьшится оттого, что вразумлением будет заниматься специально для таких случаев взятый в штат особоуполномоченный.

Точно так же Новицкий сейчас не собирался вникать, хорошо ли управляется Тверская провинция и очень ли сильно в ней воруют. В конце концов, зря что ли, он в прошлом году почти час слушал, как ругаются Миних с Ягужинским о наилучшей организации контроля за предписаниями центральной власти? Павел Иванович считал, что надо просто восстановить в полном объеме институт сенатских фискалов - мол, они в свое время неплохо справлялись. Миних же утверждал - контролирующие инстанции не могут иметь никакого промежуточного подчинения, иначе они и работать будут не на государство в лице императора, а на свое начальство. И напоминал о комиссарах Петра Великого.
Сергей тогда выслушал обоих, и в результате работа пошла по двум направлениям сразу.

Ягужинскому было поручено вновь организовать фискальную службу, а Миниху - подобрать людей для работы комиссарами и представить их государю. В силу чего сейчас контролем занимались и фискалы, и комиссары. Первых было существенно больше, зато вторые имели куда более внушительный оклад и весьма широкие права. Правда, как-то незаметно получилось, что и фискалы, и комиссары тратили часть сил на присмотр друг за другом. И Миних, и Ягужинский считали, что слишком уж большую часть, но тут император с ними не согласился и, заметив, что кашу маслом не испортишь, повелел оставить все как есть.

Сейчас в свите императора ехали три комиссара. Один должен был остаться в Твери, второй в Новгороде, третьему надлежало свернуть в Псков. Потом они явятся в Питер и представят каждый по докладу. А фискалы тут уже наверняка и так есть, но про результаты их деятельности расскажет сам Ягужинский. На долю императора остается только являть свою особу с маячащим за спиной Федором Ершовым, а свита и так знает, о чем, кому и как надо под большим секретом проболтаться.
Однако оставалось одно направление, которое Новицкий пока ни на кого свалить не мог, хотя и пытался.

Нет, помощники-то нашлись, но без его личного вмешательства дело так и норовило забуксовать. Называлось оно - поиск талантов.

Насколько Сергей смог выяснить, в России этим занимались совсем недолго - с начала тридцатых по конец шестидесятых годов двадцатого века. Потом, правда, на словах и на бумаге поиск продолжался до распада СССР, но уже по инерции и без особых результатов. А что при царях, что при демократах власть прилагала поистине титанические усилия для недопущения вверх самородков из народа. Разумеется, самые активные из них все-таки смогли пробиться, но чего им это стоило! Тот же Ломоносов помер на пятьдесят четвертом году жизни. Может, тут сыграла роль и его достаточно трудная молодость.

Но сколько чуть менее талантливых, а может, и просто менее настойчивых сгинуло в безвестности!

Вот Новицкий и собирался по возможности организовать поиск таких людей - самому же потом легче будет сидеть на троне, не говоря уж о пользе для России. Потому как весь его пусть пока и не очень большой, но все же отличный от нуля опыт императорства вступал в решительное противоречие с утверждениями типа "дураками проще управлять". Вот ни шиша подобного! Обирать их действительно легче, заставлять горбатиться за гроши тоже, это да. А вот хоть попросить, хоть заставить сделать что-нибудь полезное и для себя, и для страны - фигушки.
Кое-что вроде уже начинало делаться. Так, сразу после торжественных похорон Михаила Голицына император имел продолжительную беседу с владыкой Феофаном.

В начале которой заявил - мол, ему уже неоднократно намекали о желательности секуляризации церковных земель. Мотивируя это тем, что они только отвлекают духовенство от молитв и забот о духовном окормлении паствы. Типа ни у одного из апостолов ни земель, ни крепостных не было, а как проповедовали! Нынешние так не могут. Но вдруг они хотя бы приблизятся к идеалу, если их поставить в схожие с апостолами условия?

Архиепископ, совсем недавно получивший массу пищи для размышления о характере молодого царя, его способностях и манере решать сложные проблемы, малость позеленел. Однако переборол себя и даже открыл было рот для возражения, но царь сделал предостерегающий жест и продолжил:
- Разумеется, я не собираюсь принимать никаких скоропалительных решений.

Более того, вижу немалый смысл в том, что церковь владеет землей. Ибо она может использовать доходы от этого на благие дела. Например, почему бы в приходах не организовать школы, где детей неблагородных сословий будут учить закону божьему, грамоте и счету? Если церковь возьмется за столь богоугодное дело, то найдет в моем лице всяческую поддержку. И, разумеется, в таком случае каждый, осмелившийся в моем присутствии произнести слово "секуляризация", будет немедленно вышвырнут вон пинками. Даю тебе в этом царское слово.

Само собой, император не собирался его нарушать. Впрочем, как и оставлять церковь в числе крупнейших землевладельцев Российской империи. Например, зачем обязательно это самое слово слышать? Серьезные дела решаются не в разговорах, а насчет чтения или написания царь ничего владыке не обещал.

Да и вообще он твердо знал, что поспешность нужна только при ловле блох. Сначала надо составить проект, потом его всесторонне обсудить, не произнося вслух запретного слова, а там и Феофан помрет, ему осталось всего пять лет. Вот тогда можно будет вплотную приступить к решению данной части земельного вопроса. Причем тех, кто с душой отнесется к выполнению императорского поручения, раскулачивать будут аккуратно, в некотором смысле даже нежно, оставив какую-то часть земли. Может, целую половину., а всех прочих - строго до апостольского состояния.

Первое время ужин действительно был ужином, то есть все принимали пищу по мере возможностей и аппетита, почти не отвлекаясь на разговоры.

Однако по мере приближения к десерту интенсивность поедания начала уменьшаться, а обмена мнениями - увеличиваться. Впрочем, он имел явно очаговый характер, как и было задумано императором.

Протопоп Василий Пряхин пересел поближе к епископу и начал осторожно и доброжелательно расспрашивать его о состоянии церковно-приходского обучения в провинции, попутно поясняя, как это уже начало делаться в Москве. Царский духовник выполнял императорское поручение очень старательно, лишь изредка позволяя себе с тоской оглядеть стол, на котором не было ни капли спиртного.
За последние полгода практически все стороны жизни в Лефортовском дворце были упорядочены вплоть до появления писаных должностных инструкций - молодой император не любил, как он это называл, "бардака".

Не избежали высочайшего внимания и некоторые пристрастия Василия.

Теперь ему разрешалось уходить в запой не абы когда, а в строго определенные отрезки времени, причем запои делились на очередные и внеочередные. Разрешение на очередные представлялись протопопу после каждого поста сроком на пять дней, за исключением пасхального запоя, который мог продолжаться восемь. Кроме очередных, Пряхин имел право и на внеочередные запои, но тут в каждом отдельном случае надо было писать заявление, утверждающая подпись на котором появлялась только в качестве поощрения за хорошо выполненные императорские поручения. Несанкционированное же утоление духовной жажды приводило к порке плетьми, причем нюх у царя был просто поразительный.

Собственно, протопопу хватило всего одного посещения конюшни для понимания, что порядки, установленные молодым императором, все-таки лучше не нарушать. И теперь Пряхин объяснял епископу, как сильно поможет его карьере выявление даже одного таланта, способного хоть что-то делать много лучше среднего уровня. А уж если оных талантов окажется несколько, то царская милость может возрасти просто до неимоверных размеров. Василий говорил это с полным знанием дела, потому как отлично помнил, что произошло после того, как при его участии был найден иконописец, ныне неотлучно пребывающий при царской особе. Тогда император без возражений подписал заявление аж на две недели, а когда Пряхин не удержался и прихватил лишний день, обошелся устным внушением, да и то не очень грозным.

Вот протопоп и разливался соловьем, а перед его мысленным взором стояла вожделенная картина - резолюция "не возражаю" на заявлении "прошу разрешения на внеочередной запой с такого-то числа по такое-то включительно".

Елизавета занималась похожим делом, хотя императору было решительно непонятно, какие такие таланты цесаревна предполагает обнаружить в дочерях тверского воеводы.
Миниху же подобное в обязанности не вменялось, и в данный момент он договаривался с представителями новгородского губернатора, в какой именно кабак они пойдут после завершения официальной части с целью компенсировать вынужденную трезвость за ужином. Фельдмаршал не без оснований предполагал, что в процессе хорошего возлияния представители расскажут о своем начальстве что-нибудь интересное.

Правда, новгородцы, похоже, надеялись на то же самое, но император знал, сколь тщетны эти надежды. Напоить Христофора Антоновича до потери самоконтроля до сих пор не удавалось никому. И, что удивительно, с утра он всегда отлично помнил, что происходило во время пьянки.

Император же беседовал с самим воеводой просто с целью понять, что это за человек и нельзя ли его нагрузить еще каким-нибудь полезным делом, причем желательно без отрыва от руководства провинцией.
Воевода оказался понятливым человеком, и на торжественный обед, состоявшийся сразу после литургии, были в числе прочих приглашены и представители купечества. Двое вели себя скованно, затравленно озирались и жались к третьему, высокому жилистому старику в красной рубахе с надетой поверх нее черной безрукавкой и с шикарной седой бородой.

Этот держался с достоинством, а на царя смотрел без подобострастия, зато с любопытством.

- Кто такой? - тихо спросил Новицкий у воеводы.
- Алексей Григорьевич Арефьев, богатейший тверской купчина, - последовал ответ. - Говорят, его не раз посещал проездом сам Петр Великий, но точно не знаю, меня тогда здесь еще не было.
Сергей кивнул, спросил еще про некоторых, а ближе к концу обеда встал и подошел к купцу.
- Здравствуй, Алексей Григорьевич. Говорят, ты был знаком с моим дедом?
- И тебе тоже всяческого здравия, государь, - встал и поклонился Арефьев. - Да, целых три раза у меня Петр Алексеевич останавливался.

- А с внуком, тоже Петром Алексеевичем, для полноты картины познакомиться не хочешь?
- Рад буду, государь.
- Значит, будем считать, что ты пригласил меня на ужин, а я согласился. Куда приезжать, в какое время и сколько человек можно с собой брать, дабы не вводить тебя в разорение?
Вот тут купец немного растерялся - видимо, нечасто императоры столь беззастенчиво набивались к нему в гости. Но быстро пришел в себя и снова поклонился:
- Живу я в Заволжском посаде, там мои палаты тебе любая собака покажет.
Император вопросительно глянул на воеводу - тот кивнул.

- Приезжать ко мне можешь, когда тебе более угодно будет, - продолжал Арефьев, - но ежели хочешь отведать жареной утки с солеными лимонами, коей дед твой неоднократно отдавал должное, то в восемь часов вечера. Сколь народу ты собой не возьмешь, мне от того никакого разорения не будет, а только одна радость.
- Ладно, - кивнул Сергей, - тогда жди, в восемь часов подъеду. Со мной будут четверо приближенных и два десятка охраны. Этих тоже придется кормить, но за отдельным столом и не до отвала. Никаких горячительных напитков подавать не надо, я их не употребляю и своим людям при мне не даю.
- Как же так, государь, - осмелился немного удивиться купец, - вино, ежели им не упиваться до изумления, и для здоровья полезно, и для аппетита.

- С аппетитом у меня и так все в порядке, еще небось и добавки попрошу за ужином. Со здоровьем последнее время тоже, нет надобности его улучшать таким способом. Как пить да глупостями заниматься перестал, так оно и поправилось. Да, и вот еще что. Ты, наверное, слышал, что я собираю людей, кои хоть что-то хорошо делать умеют. Так вот, коли ты мне таких найти сможешь, то без благодарности не останешься. Например, просто за грамотного да счет знающего освобожу я тебя от всех сборов на неделю. За сильно грамотного - на месяц. Если же найдешь какого-нибудь уникума, то тут и год не предел.
- Уни... кого, государь?
- Это слово означает - такой, подобных которому не найдешь, хоть полсвета обыщи.

Эх, - вздохнул Арефьев, - а я-то уже думал, что смогу угодить тебе по самому высшему разряду. Работает у меня один часовых дел мастер, но он сам говорит, что царский токарь Нартов в механике понимает лучше него.
- Ничего, - успокоил собеседника император, - полгода без налогов - это тоже хорошо. Да и почем ты знаешь, что твой механик во всем уступает Нартову? Мало ли, вдруг найдется, в чем превосходит, тогда весь год твой будет.
Глава 5
Более высокий темп, чем в прошлом путешествии, привел к тому, что к концу пути Сергей начал уставать. В результате чего последний отрезок от Тосно, которое здесь называлось Тосна, прошел в размышлениях.
Итак, рассуждал император, Россия выплавляет семь миллионов пудов чугуна в год.

Метр самого легкого рельса для узкоколейки весит восемь кило. Правда, он стальной, а не чугунный. Но ведь можно, во-первых, снизить требования по нагрузке, да и увеличить вес вдвое тоже не помешает. Итого на однопутную чугунную узкоколейку от Москвы до Питера уйдет примерно четверть годовой выплавки чугуна. Много, конечно, но иначе каждый год так и придется полпути трястись в скрипучем возке, любуясь на конские хвосты и то, что под ними, а вторую половину сбивать собственную задницу в седле. По рельсам те же лошади смогут тащить гораздо более массивную, значит, и комфортабельную карету типа небольшого вагончика, по которому можно будет даже ходить, когда надоест сидеть или лежать. Правда, средняя скорость если и увеличится, то совсем незначительно.

Да, но ведь один паровик в России уже есть! И начали строиться сразу второй и третий по образцу первого, которые Нартов заложил перед тем, как приступать к существенно более мощной машине для парохода. При весе около двух тонн, это вместе с топкой и котлом, нынешний нартовский двигатель в постоянном режиме выдает пять киловатт, а в предельном - почти десять. То есть вполне хватит для небольшого паровозика, который будет тянуть один или даже два вагона со скоростью двадцать - двадцать пять километров в час. Значит, со всеми остановками путь займет не более трех суток, ведь на царский поезд не жалко установить единственный в этом мире трехваттный светодиодный фонарь, что позволит двигаться и ночью.

Причем независимо от погоды, кроме разве что очень сильных метелей.

Однако тут Сергей почувствовал некоторое неудобство. Ведь паровоз-то будет всего один! Со временем, наверное, их станет два, потом три, а там, чем черт не шутит, и до пяти дойдем. Но все равно железная, то есть чугунная, дорога так и останется игрушкой, предназначенной только для повышения скорости и комфорта императорских поездок. А это будет натуральное использование служебного положения в личных целях! Причем в особо крупных размерах, что совсем никуда не годится. В конце концов, он же не Меншиков, чтобы вбухивать в свои личные проекты средства, соизмеримые с бюджетом империи.

Значит, строить дорогу можно только в том случае, если она начнет приносить пользу не только ему, Новицкому, но и всей стране.

Так ведь обязательно начнет, принялся соображать император. Перво-наперво она позволит увеличить товарооборот между Москвой и Питером. Ведь те же лошади по рельсам смогут тащить в несколько раз больший груз, да и сезонная распутица им станет мешать гораздо меньше. Значит, следует попробовать привлечь к финансированию этой затеи купцов. Эх, ну почему же хорошая мысль если приходит, то с приличным опозданием? Нет чтобы побеседовать о дороге под утку с лимонами у Арефьева, а теперь это откладывается до обратного пути.

Что еще полезного может дать такая стройка? Разумеется, стимулирование спроса на промышленную продукцию. Сергею говорили, что многие металлургические заводы могут выплавлять и больше, но казна выделят на закупки чугуна и железа ограниченные суммы, а других потребителей почти нет. Одно это уже очень хорошо, но ведь строительство такого суррогата явится замечательной тренировкой перед созданием нормальных железных дорог. Будет где вырасти кадрам, а ошибки при строительстве узкоколейки с пониженными требованиями гораздо проще исправить.
Почувствовав, что битва с собственной совестью практически выиграна, император продолжил размышления.
Кто будет все это строить? Нужны инженеры и рабочие. Ни тех, ни других практически нет.

Значит, они должны появиться прямо в процессе стройки. В качестве исходного материала для рабочих послужат крестьяне, ранее принадлежавшие ссыльным Долгоруковым и покойным Голицыным. Заодно на них и приступим к отработке механизма освобождения от крепостной зависимости, а то ведь пока в этом направлении есть только благие пожелания.

Итак, отработал год без нареканий - получай волю, но без земли. Еще год - будет уже небольшой надел около железки, а если работал хорошо, то и не такой уж небольшой, но только после окончания строительства.

Вот только... землю-то где взять? Здесь не Сибирь и Дикое Поле, она вся давно занята.

Тут Новицкий даже немного удивился своей несообразительности. Где взять, где взять. Да просто купить! Раза в три больше, чем понадобится под саму дорогу. А потом треть из нее продать. По завершении строительства земля рядом с железкой наверняка подорожает в разы, так что вся эта операция окажется вполне рентабельной даже с учетом выделения наделов рабочим. Для инженеров же придется создавать школу, преподавание в которой будет вестись прямо на стройке. Ученики сразу начнут решать не абстрактные, а вполне конкретные задачи - сколько кубометров грунта надо насыпать и сколько шпал заготовить на отрезок от этого дерева вон до того валуна, например.

Ошибся в расчетах - недостающее тащишь на своем горбу, а избыточное оплачиваешь из своей стипендии, такая система оценок будет куда эффективнее, чем всякие табели с экзаменами.

Оставалось решить вопрос - вот что, так прямо сразу начинать строить большую дорогу или сначала соорудить где-нибудь совсем маленькую, в порядке эксперимента? Как сделали в той истории, которую изучал Новицкий.
Как угодно, но только не так, сразу сказал себе молодой человек. Ту - Царскосельскую - дорогу построили на виду, и она была не нужна никому, кроме царя и его приближенных. Видимо, уже тогда у российского руководства появились проблемы с совестью, расцветшие пышным цветом к моменту, когда Сергей отправился в прошлое. Оно, конечно, тоже далеко не рай, но все же не стоит здесь лишний раз свинячить, принял решение император.

Да и секретность надо блюсти, вот из этого и будем исходить. То есть построим круг, а точнее овал, начинающийся от нартовского завода, проходящий по заднему краю дворцовой территории по ту сторону Яузы, а затем поворачивающий налево. Там мелкая речка, перекинем через нее мост, еще один левый поворот - и начнется небольшое болотце. Вот и хорошо, можно будет прикинуть различные способы укладки пути в таких условиях. А после болота снова налево, через овраг и назад к заводу. Получится замкнутый маршрут длиной километров десять. По нему можно будет гонять хоть конные поезда, хоть на паровой тяге, и смотреть, сколь часто придется перепрягать лошадей или заправлять паровоз.

Кроме того, оценить износ как подвижного состава, так и самих путей. Весь круг обнести забором, официально же объявить, что внутри него находится полигон, на коем проходят боевые учения Семеновского полка. Чтоб, значит, зеваки не шастали, а то разбирайся потом, кого это тут опять невзначай подстрелили. Тем более что на самом деле учения часто проходят именно в тех местах, только пока обходятся без забора.

Тут молодой император был отвлечен от раздумий какой-то незапланированной суетой, а вскоре колонна встала. Сергей потянулся было к верхним пуговицам камзола, но они и так были расстегнуты. Правда, не для того, чтобы побыстрее достать наган в случае надобности, а в силу довольно теплой погоды.

Подскакал Миних и объяснил, что наконец-то развалилась телега, везущая бочки с нефтью. На ремонт потребуется от часа до полутора, а потом можно будет продолжать движение, но все-таки лучше немного помедленней, чем до того. Так как до Питера оставалось верст двадцать пять, то фельдмаршал предлагал оставить телегу здесь и двигаться дальше, ничего с этими бочками не будет.
- А если все-таки будет, ты мне сможешь быстро, в течение пары суток, достать другие? - поинтересовался молодой царь. - Вот представь себе картину - едет кто-то по дороге, а на ней стоят три здоровые бочки. Вдруг там вино или, например, оливковое масло? И не укатить ли их в сторонку по этому поводу, потому как охраны-то никакой нет?

Дробить же охрану нельзя, она у нас и так по минимуму. В общем, предлагаю сделать остановку.

Миних посмотрел на часы, установленные в императорском возке - они показывали восемь пятнадцать. Потом глянул на солнце - по нему выходило, что сейчас нет еще и шести часов вечера.
- Мне тоже кажется, что солнце все-таки точнее, - подтвердил его сомнения император, - так что мы все равно успеем до темноты, даже если на ремонт уйдет не полтора, а два часа. В общем, командуй привал, фельдмаршал.
Царь вез бочки своему лейб-медику, известному ученому, члену Лондонского королевского общества, профессору Академического университета Шенде Кристодемусу.

Российским академиком сей достойный муж пока не стал, хотя император уже зондировал почву по этому поводу. Но президент Академии наук Блюментрост встал насмерть - или он, или этот шарлатан. А так как предполагалось пригласить в Питер еще нескольких европейских ученых, то Сергей решил повременить. Все-таки в Европе Блюментроста знали - и, к некоторому сожалению, Кристодемуса тоже, причем не с самой лучшей стороны.

Новицкий собирался подкинуть магу и целителю идею перегонки нефти. Потому как у того имелся качественный самогонный аппарат, на котором астральный целитель чуть ли сутками напролет гнал яд против микробов, добиваясь наибольшей крепости. Так пусть сделает перерыв, пока все население Питера не превратилось в алкоголиков!

Тем более что Новицкий еще в будущем слышал - мол, керосин помогает от вшей, облысения, рака и женского бесплодия. Правда, молодой человек верил только в первое свойство, так как читал о нем в энциклопедии еще советских времен, а про все остальные узнал по телевизору, которому верить - это все равно что прилюдно расписаться в собственной дебильности. Но вдруг Шенда найдет керосину еще какое-нибудь полезное применение?

Просто за прошлую зиму Сергею основательно надоели свечи, и он решил изобрести керосиновую лампу. А то ведь не все дома каменные, как его Лефортовский дворец. Цесаревна, например, живет в деревянном Ново-Преображенском. Керосиновая же лампа не только светит лучше свечей, но и менее опасна в смысле пожара.

Спрей М-16 для потенции мужчин купить в Лаврентии

Кроме керосина, из той же нефти можно будет получить масло. Правда, отнюдь не "Ликви Моли", "Мютюль" и даже не автол советских времен, про который Сергею рассказывал дядя Виталий, но для здешних станков с паровиками и такое сойдет. А вот куда девать бензин? Ведь изготовление двигателя внутреннего сгорания в ближайшие планы императора совершенно не входило. Нет, небольшая склянка не помешает для чистки одежды, но ведь его получится не так уж и мало. Продавать, что ли, населению для тех же целей? Так ему тоже много не понадобится - во всяком случае, спрос будет значительно меньше, чем на керосин. В свое время его просто выливали, но хозяйственная натура Новицкого не могла допустить такого расточительства.

Ладно, придумаем что-нибудь, решил император и сходил посмотреть, что там случилось с телегой-нефтевозом.

У нее разломалась задняя ось. Вообще-то императорская процессия в числе прочего везла с собой и запчасти, то есть набор заготовок, которые, подогнав по месту, можно было использовать для любого возка, входящего в ее состав. Но в том-то и дело, что эта телега появилась в кортеже внезапно! Нефть Сергей заказал довольно давно, но она прибыла из Астрахани в Тверь за несколько дней до приезда туда императора. Вот, значит, и пришлось искать подходящую для перевозки трех бочек телегу уже в Твери.
Когда молодой царь подошел к месту происшествия, дискуссия между двумя лейб-плотниками уже заканчивалась.

Ее результат можно было пересказать примерно так:

- Ежели взять вот эту ось, да железными скобами прикрепить к ней половину оглобли, а поверх примотать ствол вон той осинки, чтоб далеко за ней не бегать, то получится даже лучше, чем было до того.
Естественно, все это было высказано в гораздо более экспрессивных выражениях, но их император знал уж всяко не меньше плотников, поэтому сразу уловил суть. Глянул на место излома, прикинул силы, приведшие к такому результату, и предложил:
- Если вон с той хреновины стесать лишнее так, чтобы она встала вот сюда, то никакой осины не понадобится.

- А ведь дело государь-то советует, - хмыкнул старший плотник, - этак мы куда быстрей управимся.
Действительно, ремонт занял всего минут сорок, за которые Новицкий придумал, куда девать бензин. Да просто взять и за компанию с керосиновой лампой изобрести паяльную! Чай, электропаяльники тут еще не скоро появятся. Опять же корабли смолить, да и вообще это такая вещь, которая всегда пригодится в хорошем хозяйстве. А конструкция у нее не намного сложнее, чем у той же самой керосиновой. И примус, примус не забыть! - напомнил себе Новицкий. Чтобы чай или кофе можно было заваривать самому, не поднимая суеты среди прислуги.

Процессия уже тронулась в путь, когда впереди показался всадник. Вскоре Сергей узнал его - это был один из помощников коменданта Летнего дворца Василия Нулина. Интересно, что там случилось?
- Специальное сообщение для государя! - крикнул курьер, останавливая лошадь.
- Вот он я, - выехал из-за спины Миниха император. Фельдмаршал же сдал назад, дабы его величество мог поговорить с гонцом так, чтобы их никто не слышал.
- И что там у вас стряслось?
- Государь, днем в Санкт-Петербург прибыл очень странный корабль.

Моряки просто не понимают, почему он до сих пор не утонул, у нас и куда целее шли на дно за милую душу. А его благородие комендант уже сбегал в голландское посольство. И там говорят, что это разбойничья...

Тут гонец достал мятый обрывок бумаги, пару минут смотрел на него, шевеля губами, и наконец закончил сообщение:
- Разбойничья карибская шхуна.
Глава 6
Рид Эдвардс еще успел увидеть времена расцвета пиратской вольницы в Вест-Индии, но самым краешком. Его морская карьера началась с должности юнги у контрабандистов, а в начале нового, восемнадцатого века он стал матросом на "Сент-Джордже", корабле знаменитого Уильяма Дампира.

Под его командованием Рид плавал четыре года, поучаствовав в разбоях на Тихом океане и дослужившись до должности квотермейстера, то есть начальника верхней палубы и командира абордажной команды барка "Дракон", захваченного Дампиром около Галапагосских островов и включенного в состав эскадры. По завершении похода Эдвардс вернулся на Багамы, которые в тот момент находились под полным контролем пиратов, и пять лет служил старшим помощником у капитана Бэрроу. Скопив денег, он смог приобрести корабль - хоть и небольшую, но совсем новую и качественно построенную двухмачтовую шхуну "Мария" - такой тип корабля наиболее полно подходил для многотрудной деятельности по избавлению ближних от излишних денег и ценностей, наличие которых, как известно, очень затрудняет спасение души.

Так вот, шхуна подобного типа всегда могла догнать слабейшего и убежать от сильнейшего. Кроме того, однажды Эдвардс имел возможность на своей шкуре оценить еще одно ее немаловажное достоинство - простоту работы с косыми парусами. После неудачного абордажа какого-то не в меру воинственного португальца на борту "Марии" оставалось всего двенадцать человек, которые могли держаться на ногах, как будто этого было мало, вскоре разразился шторм. Однако остаткам команды удалось благополучно привести свой корабль на Багамы.

До середины тысяча семьсот восемнадцатого года Эдвардс был вполне доволен жизнью, потом у Англии наконец-то дошли руки до вольготно устроившейся на ее заморских землях пиратской базы - последней в Карибском море.

Всё повторится вновь

Генерал-капитаном Багамских островов был назначен бывший корсар Вудс Роджерс, получивший инструкции - покончить с пиратством - и, что немаловажно, все необходимые полномочия для этого. Плюс два фрегата и два шлюпа королевского флота, не считая корабля "Делисия", флагмана эскадры Роджерса.

Генерал-капитан начал с объявления амнистии всем, кто отныне покончит с пиратством, а потом начал потихоньку, без резких движений, закручивать гайки. Бывшие флибустьеры вскоре поняли, что для тех, кто не хочет ковыряться в земле или тесать камни на стройках, остается не так уж много возможностей.

Не возбранялось заняться контрабандой, однако только при выполнении двух непреложных условий. Во-первых, отстегивать генерал-капитану десять процентов дохода, но это еще ничего. Однако было и второе условие - доносить на тех, кто уклоняется от уплаты поборов или, упасти господь, втихую занимается грабежами. Вот это, конечно, мало кому понравилось. Люди Чарльза Вэйна подняли на своей бригантине "Антилопа" черный флаг, расстреляли барк, попытавшийся загородить им выход, и вышли в море. Через полтора года "Антилопа" была потоплена, а четверо, оставшиеся в живых из команды в двести человек, отправлены Англию, где их с соблюдением всех формальностей повесили.

Эдвардс сумел приспособиться и к новым условиям, хотя, конечно, уровень доходов заметно упал.

Однако два года назад Роджерс, который при всех своих недостатках все-таки и сам жил, и другим давал жить, умер, а его преемник решил покончить теперь и с контрабандой. То, что он был дураком, являлось не очень сильным утешением, и Рид задумался о дальнейшей судьбе.

Уходить на покой было вроде рановато -, если задуматься, то в общем-то и не на что. В королевском флоте, даже если бы его туда и взяли, самое большее светила должность боцмана на фрегате шестого класса. Становиться независимым купцом, торгующим на свой страх и риск? Для полного разорения проще раздать остатки денег нищим и самому пополнить их ряды.
Однако на "Марии" был матрос-швед, который рассказал Эдвардсу, что в далекой Московии на троне сидит царь Петр Алексеевич, который успешно воюет со Швецией и не жалеет сил и денег на создание своего флота.

Правда, все сведения были как минимум десятилетней давности, но когда в Нассау пришла почтовая бригантина из Европы, Рид на всякий случай поинтересовался, что сейчас происходит в той самой Московии. И услышал, что Петр Алексеевич умер пять лет назад, но на троне сидит его внук с точно таким же именем. Который уже успел объявить, что будет всячески продолжать дела своего деда, в том числе и флотские.

Тем временем новый генерал-капитан обратил внимание на "Марию", и ее капитану это очень не понравилось. В общем, он собрал команду, велел шведу рассказать все, что знает о Московии, и объявил свое решение.

Отправиться в неизвестность выразили желание тридцать два человека.

Плавание продолжалось более двух месяцев, что можно было считать неплохим результатом, учитывая возраст "Марии", ее непростую биографию, а так же шторм, застигший шхуну уже в Северном море. Однако корабль выдержал.
Уже на Балтике среди команды началось брожение - мол, разве обязательно предлагать свои услуги именно диким московитам? Если уж они воюют со шведами, то почему бы не примкнуть к последним - все-таки цивилизованные люди, почти европейцы.

В ответ на что матрос-швед разъяснил, что цивилизованность не мешает шведам быть бедными, как церковные мыши. А жадности у этой державы хватит на Францию и Голландию, вместе взятые! Да и дисциплина на их флоте едва ли не хуже английской.

Точку в спорах поставил датский фрегат, погнавшийся за "Марией", несмотря на поднятый ей английский торговый флаг. От датчанина удалось уйти курсом бейдевинд - так круто к ветру фрегат идти не мог. В общем, через сутки с небольшим шхуна подошла к городу, который швед опознал как Ревель. Однако тамошние власти отнеслись к путешественникам настороженно, на берег не пустили, и Рид, уточнив курс до Санкт-Петербурга, двинулся туда, несмотря на предупреждение, что этот город уже не является столицей Российской империи.

Ни в Кронштадте, ни в самом порту на шхуну не обратили никакого внимания, и вскоре она встала на якорь в полукабельтове от берега. Эдвардс ждал визита портовых властей, но они явно не торопились. Только часа через четыре, уже под вечер, на берегу возникла какая-то суета. Появились вооруженные всадники числом десятка два, народ забегал. Кажется, наша авантюра подходит к концу, подумал Рид. Вот только, черти бы его драли, к какому именно? И что за начальство явилось в порт? Понятно, что не сам царь, но наверное, все же немалое, судя по задержке.
Вот тут англичанин ошибался - на берег напротив "Марии" прибыл сам император Петр Второй.

И сейчас он ровным негромким голосом интересовался у бледно-зеленого не от страха, не то с похмелья коменданта порта:

- Если я правильно понимаю ситуацию, то она выглядит так. В акваторию города Санкт-Петербурга прибыл неизвестный вооруженный корабль. В Кронштадте даже не почесались, но это не ваша компетенция. Однако далее этот корабль бросил якорь в самом центре порта стоит тут, если мне правильно доложили, уже пятый час! А если бы он начал стрелять, пушки-то у него есть?
- Так ведь... ваше величество... нету же никакой войны, с чего же ему стрелять-то?
- Сейчас нет, а вдруг начнется? Ладно, с вами все ясно.

Христофор Антонович, как думаешь - если прямо сейчас повесить господина коменданта, это хоть чему-нибудь поможет?

Миних с сомнением оглянулся.
- Вроде не на чем тут вешать, - покачал головой он. - Разве что вон там, у пакгаузов, есть ворота, но туда идти уж больно далеко - устал я что-то за день, с утра в седле. Опять же... комендант, у тебя хоть веревка-то приличная найдется? Нет? И мыла тоже нет? Я так и думал. Можно, конечно, просто пристрелить, но по-моему, от этого станет только хуже. А вот как следует выпороть будет в самый раз. Если он через полчаса не доложит, что это за корабль, какой страны и каковы его намерения, то прямо на причале и всыпать ему плетей с полсотни.

Оказалось, что комендант все же умеет действовать быстро, и всего через двадцать пять минут император приступил к беседе с капитаном Эдвардсом. Она была краткой и началась с того, что его величество послюнявил палец, определил направление ветра и встал так, чтобы дуло от него к англичанину, ибо вонял тот весьма основательно, и отнюдь не духами. После чего царь заявил:
- Да, мне действительно нужны хорошие моряки, и я не имею ничего против того, чтобы принять вас на службу с достойным жалованьем. Но подробно мы с вами поговорим об этом чуть позже, а пока извольте всей командой посетить баню. Где это и что это, вам сейчас покажут. Аудиенция состоится завтра днем в Летнем дворце.

Миних перевел, потом отошел к коменданту и, наклонившись, что-то ему прошептал. Тот засуетился, а императорский кортеж двинулся к Летнему дворцу.
Да уж, денек выдался суетливый, подвел Сергей итог после ужина. Бывшие пираты - это, конечно, хорошо. Этим только дай хоть сколько-нибудь приличный корабль - и можно отправлять в кругосветку, причем не одних, а с сотней, а то и больше наших, чтобы учились. А то ведь действительно переход до Риги подвигом считают! И это в то время, когда англичане вот-вот откроют Австралию. Нет, капитан Эдвардс прибыл очень вовремя.
То, что денег много не бывает, Сергей точно знал еще в будущем.

Например, дал ему дядя Виталий пятнадцать тысяч - какой огромной суммой казались эти три рыжие бумажки в момент получения! Даже страшно было совать их в карман - а вдруг помнутся, испачкаются или вовсе порвутся. А уж когда Новицкий покупал билет, ему казалось, что на него с подозрением смотрит половина зевак на перроне. Однако прошла всего неделя - и сумма оказалась не то чтобы маленькой, однако далеко не беспредельной.

Так и здесь. По меркам прошлого года три миллиона рублей, отправленных Баташевым, вызывали оторопь типа "да куда ж мне все это деть", а ныне приходится задумываться, на чем бы таком сэкономить, а то ведь на все может и не хватить. Вот, значит, здесь флибустьеры и помогут.
Итак, начал прикидывать Новицкий, пускай капитан Эдвардс с шумом и понтом открывает Австралию.

Я, как последний дурак, которому дома заняться нечем, тут же пишу указ о ее ускоренной колонизации. Однако путь туда неблизкий, и без промежуточных баз тут не обойдешься. Значит, первое поселение будет основано на юге Африки, примерно там, где в будущем появится Дурбан. Оттуда корабли примерно по сороковой параллели быстро доберутся до юга Австралии, пользуясь попутными западными ветрами, кои там дуют всегда. Домой - в том же направлении, то есть опять на восток до юга Америки, все по той же сороковой параллели. И, значит, где-то в районе Огненной Земли устраиваем еще одну базу, эти места пока вроде свободны. Никакого удивления такой образ действий не вызовет, потому как иначе Австралию не освоить.

И, пока англичане будут чесать репу - да чего же такого ценного русские нашли на том материке - мы начнем потихоньку, не поднимая шума, вывозить золото и алмазы из Африки и чилийскую селитру из Америки. Потому как Ломоносов, конечно, сможет нормально наладить процесс получения ее из дерьма, раз он справился с данной задачей в той истории. Но зачем? Пусть занимается синтезом нитрата калия и азотной кислоты из натриевой селитры.

Так, а что в это время будут делать англичане? Рыскать по Австралии и искать русские поселения. Потом, когда окончательно убедятся, что их тут нет и никогда не было, они обратят внимание на наши промежуточные базы.

А оно нам надо? Да вроде не так чтобы уж очень. Значит, один небольшой поселок на южном материке все-таки нужен. В месте, которое потом назовут Балларэт. Там есть золото, хоть его и заметно меньше, чем на месте Иоханнесбурга. Зато туда легко добраться от побережья - всего около сотни километров, из которых семьдесят по реке. И, значит, как только англичане начнут проявлять нездоровый интерес к нашим базам, им кто-нибудь расскажет о богатейших золотых копях Балларэта. А параллельно с этим - аборигенам Австралии о людях в красных мундирах, которых хлебом не корми, а только дай пострелять в живые мишени.

И ружей, ружей туда побольше! Нам их все равно придется снимать с вооружения, больно уж они все разные.

Спрей М-16 для мужчин


Спрей М-16 (Sprey М-16) — Спрей М-16 это БАД для мужчин, повышает потенцию и борется с преждевременной эякуляцией. Купить Спрей М-16 в аптеке можно у нас - цена Спрея М-16 750 рублей 1 спрей.

Доставка по всей России 300 рублей почтой 1 класса. Стоимость доставки Спрея М-16 в Москве и Санкт-Петербурге (СПБ) 300 рублей, осуществляется курьером в день заказа. При оплате заказа онлайн - скидка 3 %.



Фото Спрей М-16 для мужчин

Состав: 100 % натуральный

Время действия: до 10-12 часов

Начало действия: через 5-10 минут

Прием с алкоголем: совместим

Кол-во За 1 ед. Цены Бонусы Купить
1 флакон 750 р./шт 750 руб. Нет в наличии
2 флакона 730 р./шт 1460 руб. Нет в наличии
3 флакона 700 р./шт 2100 руб. Нет в наличии
4 флакона 680 р./шт 2720 руб. Нет в наличии
5 флаконов 650 р./шт 3250 руб. Нет в наличии

Содержание статьи:


Аналоги Спрей М-16 в нашей аптеке

Как долго не кончать

Спрей М-16 что это такое

Спрей М-16 – это эффективный препарат для усиления эрекции и продления полового акта, который быстро впитывается и обладает продолжительным воздействием.

В отличие от лекарственных препаратов и БАД, предназначенных для перорального приема, спрей начинает свою работу гораздо быстрее.

Его лечебные компоненты мгновенно проникают через кожу и укрепляют эрекцию уже через несколько минут. Спрей М-16 удобен в использовании. Он обладает активным и мягким действием, не вредит организму и не имеет возрастных ограничений.

Основным преимуществом спрея является его уникальный состав. Большинство аналогичных средств изготовлены на основе Лидокаина. Они снижают чувствительность члена и действуют не более часа.

Спрей М-16 содержит качественные целебные ингредиенты, которые не только увеличивают продолжительность эрекции, но и делают ее более устойчивой, повышают чувствительность пениса, стимулируют выработку тестостерона и других половых гормонов, улучшают качество семенной жидкости и оказывают тонизирующий эффект на весь организм.

Спрей М-16 подходит для ежедневного применения: он не вызывает привыкания и не накапливается в организме. Действие препарата сохраняется до 12 часов. Спрей предназначен только для наружного применения.

Средство сочетается со всеми видами лекарственных препаратов и совместимо с алкоголем.


Как действует Спрей М-16 на мужчин


Спрей М-16 действует уже через пять-семь минут после применения. Работа препарата заключается в активизации полового кровообращения, укреплении мышечной ткани пениса и повышении чувствительности области таза. Стимулирующие вещества средства быстро впитываются в кровь и расслабляют гладкую мускулатуру члена, благодаря чему его пещеристые тельца наполняются кровью, а эрекция становится продолжительной.

Препарат оказывает укрепляющий эффект на сосуды, расширяет их и препятствует возникновению проблемы преждевременного семяизвержения. Под действием спрея сексуальный контакт длится до трех раз дольше. Кроме этого, препарат способствует дополнительному увеличению члена на несколько сантиметров и усиливает чувствительность эрогенных зон.

Лекарственные компоненты данного продукта снимают напряженность мышц и усталость, помогая организму качественнее бороться со стрессом. Препарат в значительной степени усиливает оргазм не только у мужчины, но и у его партнерши.

Проникая во влагалище, ингредиенты спрея стимулируют сокращение вагинальных стенок, повышая их чувствительность. Действие изделия длится до 10-12 часов. Эрекция, усиленная спреем, полностью контролируемая.

Она становится более выраженной при возбуждении и ослабевает после окончания акта. Спрей М-16 не относится к возбудителям, поэтому действие средства возможно только при естественной стимуляции.


Продукты для повышения потенции у мужчин

Состав Спрея М-16


Спрей М-16 состоит из эффективных и полезных для здоровья компонентов. Все вещества прошли тщательное тестирование, а их качество подтверждено международными стандартами.

Они совместимы с другими лекарственными средствами, безопасны для мужчин пожилого возраста, действуют бережно и не вызывают постороннего дискомфорта. В составе спрея для усиления эрекции содержатся: L-аргинин, Гуарана, магний, глицин.

Рассмотрим подробнее действие каждого из перечисленных ингредиентов:

Глицин снимает напряжение, расслабляет мышечную ткань, а также повышает ее упругость и эластичность.

Магний способствует расслаблению гладкой мускулатуры пениса, усиливает циркуляцию крови, защищает микрофлору пениса от инфекций и бактерий, нормализует выработку тестостерона

L-аргинин активизирует выработку тестостерона и других гормонов, необходимых для поддержания здоровой потенции и эрекции. Вещество действует безопасно и постепенно, оказывая положительное влияние на репродуктивную функцию
Гуарана это известный природный стимулятор, повышающий энергию, жизненный тонус и выносливость. Гуарана вызывает усиленный приток крови к члену, повышает чувствительность его нервных окончаний, способствует достижению яркого оргазма.

При регулярном применении вещество усиливает либидо и сексуальную возбудимость

Сочетаясь друг с другом, все компоненты Спрея М-16 легко и в короткие сроки продлевают половой контакт в несколько раз. При регулярном применении изделия большинство мужчин отмечают полное исчезновение преждевременной эякуляции и улучшение качества своей сексуальной жизни.

Спрей М-16 показания к применению

Средство не вредит организму и не имеет возрастных ограничений

Показанием к применению Спрея М-16 является вялая и неустойчивая эрекция, систематическая преждевременная эякуляция, низкая чувствительность пениса и эрогенных зон, недостаток сексуальной энергии и выносливости.

Средство Спрей М-16 показано при эректильном расстройстве, причинами развития которого являются:

  • болезни мочеполовой системы;
  • гормональные расстройства;
  • некачественное питание;
  • злоупотребление алкоголем и курением;
  • малоподвижный образ жизнь;
  • стрессы;
  • хроническая усталость.


Эректильная дисфункция может развиваться в любом возрасте. Спрей М-16 могут применять здоровые мужчины, желающие увеличить длительность полового контакта. Средство подходит как для разового применения, так и для регулярного использования.

При простатите Спрей М-16 можно использовать в качестве дополнительного средства. Под действием лекарственных компонентов спрея половая система человека эффективнее борется с вирусными инфекционными возбудителями. Также препарат активизирует выработку гормонов, восстанавливая здоровую репродуктивную функцию.

Возбудители для женщин в нашей аптеке

Как выбрать женский возбудитель


Способ применения и дозировка Спрея М-16

Спрей М-16 выпускается в удобном флаконе с распылителем.

Он компактен и прост в использовании. Перед его применением рекомендуется принять душ и хорошо вымыть область пениса.

Флакон со спреем необходимо тщательно взболтать и нанести четыре-пять распылений по всей поверхности члена: от основания до головки. Действие изделия проявляется уже через пять-семь минут и сохраняется до 12 часов. Использовать спрей можно эпизодически либо регулярно. Во избежание передозировки не следует наносить препарат более одного раза в сутки.

Спрей М-16 полностью совместим с алкоголем.

Этиловый спирт не уменьшает эффективность средства и не сокращает длительность его действия. Также спрей совместим с жирной пищей.

Спрей М-16 можно использовать при лечении хронических заболеваний с любыми видами медикаментов, сильнодействующими ингибиторами, нитратами, донаторами азота и альфа-блокаторами. Препарат совместим с антидепрессантами.

Противопоказания к приему Спрея М-16

Действие препарата сохраняется до 12 часов

Благодаря сбалансированному составу Спрей М-16 имеет минимальный перечень противопоказаний.

Средство нельзя принимать при высокой чувствительности организма хотя бы к одному компоненту. При наличии аллергии на вещества препарат может вызвать сильные побочные реакции.

Чтобы убедиться в отсутствии непереносимости, прежде, чем использовать спрей по назначению, необходимо нанести его на кожу и проследить реакцию. При возникновении аллергии Спрей М-16 использовать нельзя. Продукт противопоказан несовершеннолетним молодым людям, маленьким детям и женщинам.

При наличии травм, воспалительных процессов члена и его врожденных деформаций перед применением изделия рекомендуется проконсультироваться с врачом.

Также консультация специалиста необходима, если у человека существуют серьезные заболевания сердца (сердечная недостаточность), тяжелые патологии почек и печени, эпилепсия.

Спрей М-16 подходит мужчинам, страдающим высоким артериальным давлением, сахарным диабетом, болезнями желудочно-кишечного тракта. Противопоказанием к использованию спрея является прием других лекарств для повышения потенции и усиления эрекции.

Препараты для потенции совместимые с алкоголем

Как выбрать препарат для повышения потенции


Побочные эффекты и последствия

Побочные реакции Спрей М-16 вызывает при наличии индивидуальной непереносимости компонентов.

В редких случаях препарат Спрей М-16 может спровоцировать:

  1. гиперчувствительность полового члена;
  2. покраснение кожного покрова;
  3. аллергическую сыпь;
  4. зуд и повышение температуры тела.

При возникновении побочных реакций мужчине рекомендуется прекратить использование препарата. Если побочные реакции не проходят в течение суток, следует обратиться к врачу. Побочные реакции не опасны для организма. В большинстве случаев они проходят быстро и безболезненно.

Вместе с Спреем М-16 мужчины покупают

Афродизиаки для мужчин

Передозировка и ее симптомы


Передозировка Спреем М-16 вызывает следующие побочные реакции: сыпь, зуд, увеличение температуры и повышенную чувствительность пениса, сопровождающуюся сильным дискомфортом.

В такой ситуации человеку необходимо выпить большое количество холодной воды и отдохнуть.

В редких случаях побочные реакции при передозировке не проходят в течение нескольких часов, тогда необходимо обратиться в больницу. Передозировка Спреем М-16 не несет прямой угрозы человеческому здоровью. Чтобы не допустить ее появления следует использовать препарат один раз в 24 часа. Максимальная суточная доза средства – пять распылений.

Спрей М-16 условия и срок хранения


Хранить Спрей М-16 для усиления эрекции необходимо в сухом и темном месте при температуре не выше 15-20° тепла. Срок годности препарата составляет три года с момента изготовления. Использование спрея после окончания срока годности может вызвать серьезную аллергическую реакцию, отравление, интоксикацию.

Спрей необходимо хранить в герметичном фирменном флаконе, а перед его использованием ознакомиться с инструкцией. Не допускайте попадания на изделие прямых солнечных лучей и влаги. Избегайте контакта маленьких детей и домашних животных с препаратом.

Народные рецепты для улучшения потенции, видео


В видео показаны некоторые рецепты, которые позволяют улучшить потенцию.


Расскажи о нас друзьям! Они будут рады.

М-16 - средство для повышения потенции



М-16

Натуральный состав



Характеристики:


Спрей М-16 вызывает ощутимый тонизирующий эффект уже через 10-15 минут после нанесения на кожные покровы в области паха.

Аэрозоль с активными компонентами способствует ускорению полового кровообращения, увеличению размеров мужского полового органа и росту тактильной чувствительности органов малого таза.




Аналоги М-16






Купить М-16



В сети можно отыскать большое количество хвалебных отзывов о средстве для потенции М 16. Данный медикамент применяется представителями сильного пола с целью продления полового акта и нормализации эректильных способностей.

Препарат не относится к числу биологически активных добавок.

Средство для потенции М 16 не содержит в себе гормональных компонентов. Фармакологическое вещество доступно покупателям в форме спрея.

Если купить в аптеке средство для потенции М 16 мужчина заметит, что состав быстро проникает под кожу и вызывает заметный возбуждающий эффект. Вещество имеет приятную консистенцию, не оставляет запаха или разводов, не пачкает одежду и постельные принадлежности.

На средство для потенции М 16 действует приемлемая цена. Это позволяет клиентам покупать несколько упаковок сексуального стимулятора для беспрерывного применения в течение всего срока медикаментозного курса, рекомендованного врачом.





Состав стимулятора эрекции



Препарат для потенции М 16 имеет уникальный компонентный состав.

Среди полезных ингредиентов, которые можно встретить при изучении руководства по применению:

  • глицин. Это безвредное вещество обеспечивает оптимальную консистенцию мази, устраняет чрезмерное напряжение и позволяет расслабить мышечную ткань. Компонент спрея необходим для защиты чувствительных покровов от инфекций и бактерий, сохранения естественной интимной микрофлоры и усиления циркуляцию крови, повышения выработки биоактивного тестостерона;
  • L-аргинин. Вещество отвечает за повышение активности половых органов.

    Под его влиянием отмечается ускоренная секреция полового гормона, повышение сексуального желания и активация репродуктивных способностей;

  • гуарана. Является общеизвестным натуральным сексуальным стимулятором. Растительный компонент служит для увеличения чувствительности нервных окончаний в интимной области, роста либидо и сексуальной возбудимости, усиления оргазма у обоих партнеров.






Показания для нанесения спрея



Врачи рекомендуют половозрелым мужчинам купить средство для потенции М 16 и периодически наносить его на кожные покровы в области паха, чтобы справиться с:

  • низкой чувствительностью пениса и эрогенных зон
  • ранней преждевременной эякуляцией, происходящей бесконтрольно
  • недостатком сексуальной энергии и выносливости
  • патологиями мочеполовой системы и гормональными расстройствами
  • синдромом хронической усталости
  • последствиями табакокурения и злоупотребления алкогольными напитками
  • неприятными ощущениями в области промежности, которые возникают при острых воспалительных процессах в предстательной железе
  • сниженной потенцией, недостаточной плодовитостью






Действие медикамента



Регулярное применение сексуального стимулятора помогает решить проблему преждевременного семяизвержения, укрепить сосудистые стенки и предотвратить наступление атеросклероза.

Под действием спрея время сексуального контакта увеличивается в 2-3 раза. Это позволяет полностью удовлетворить полового партнера и испытать максимум приятных ощущений.

Препарат положительным образом влияет на состояние женщины. Тонизирующее средство проникает в кровь через кожу и слизистые оболочки влагалища. Стимулятор вызывает сокращение интимных мышц, усиленную секрецию естественной смазки и повышение фона настроения.





Способ применения



Спрей М-16 демонстрирует возбуждающее воздействие при нанесении с активной сексуальной стимуляцией половых органов. Аэрозоль распыляется из флакона после нажатия на специальную кнопку.

Максимальная суточная доза предполагает не более 5-ти распылений в день. После завершения полового акта мазь необходимо смыть под душем.

Длительность фармакологического действия составляет 10-12 часов. Во избежание передозировки лекарственное средство в виде спрея не стоит наносить на область паха чаще 1 раза за сутки.

Медикаментозное вещество может применяться больными, которым запрещено использовать Виагру. Аэрозоль с выраженным стимулирующим эффектом совместим с донаторами азота и альфа-блокаторами, ингибиторами и нитратами.





Противопоказания



Распылять жидкий препарат на кожу половых органов не следует несовершеннолетним подросткам. Средство для повышения сексуальной силы и выносливости запрещено, если у больного имеется гиперчувствительность к какому-либо компоненту лекарства.

Тонизирующий медикамент может вызвать нежелательные осложнения у тех пациентов, у которых наблюдаются:

  • изменения анатомии половых органов после ангуляции, болезни Пейрони или фиброза кавернозной ткани
  • серьезные заболевания сердца (ишемическая болезнь, приступы аритмии)
  • эпилептические припадки, которые сопровождаются выраженными мышечными судорогами
  • тяжелые патологии почек и печени (острая почечная недостаточность, цирроз печени)

Особую осторожность при использовании возбудителя следует проявлять лицам, у которых выявлено неконтролируемое повышение артериального давления, болезни желудочно-кишечного тракта и сахарный диабет.





Побочные эффекты аэрозоля



При серьезной передозировке у пациентов мужского пола могут возникать такие патологические реакции как:

  • гиперчувствительность полового члена
  • воспаление и покраснение кожи в интимной области
  • повышение температуры тела
  • аллергическая сыпь и кожный зуд
  • выраженная отечность

Все побочные действия пропадают через сутки после применения лекарственного спрея, когда его компоненты выводятся из организма.